Конституционное право на справедливое судебное разбирательство

Помощь по теме: "Конституционное право на справедливое судебное разбирательство" с полным описанием проблематики и решением. Ели у вас есть вопросы, то обратитесь к дежурному консультанту.

Трубникова Т.В., ПРАВО НА СПРАВЕДЛИВОЕ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО В АКТАХ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Трубникова Т.В., доцент кафедры уголовного процесса, прокурорского надзора и правоохранительной деятельности Томского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент

ПРАВО НА СПРАВЕДЛИВОЕ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО
В АКТАХ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ [1]

Содержание предусмотренных Конституцией РФ права каждого на судебную защиту (ст. 46) и права потерпевшего на доступ к правосудию (ст. 52) не может рассматриваться в отрыве от содержания права на справедливое судебное разбирательство, закрепленного в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Европейская Конвенция) и его толкования Европейским Судом по правам человека.

Конституционный Суд Российской Федерации (далее – Конституционный Суд) сыграл чрезвычайно важную роль в становлении современного представления о содержании права на судебную защиту, включающего в себя основные составляющие права на справедливое судебное разбирательство, в отстаивании необходимости обеспечения реальной, а не формальной, иллюзорной возможности реализовать свое право на судебную защиту.

Законодатель, принимая УПК РФ, не просто воспринял сформулированные к тому времени позиции Конституционного Суда относительно права на судебную защиту, но отразил их в УПК зачастую «с перехлестом», нарушив тем самым баланс интересов различных участников уголовного процесса, найденный ранее Судом. Так, Конституционный Суд не отрицал необходимости возвращения в некоторых случаях дела из суда для производства дополнительного расследования, а лишь признал неконституционным возложение на суд обязанности по собственной инициативе возвращать дело на дополнительное расследование по некоторым основаниям. Он не признавал абсолютно недопустимой отмену оправдательного приговора в порядке надзора, а лишь указывал на необходимость сужения оснований для такой отмены. Он, наконец, в своем Постановлении от 20 апреля 1999 г . № 7-П, указывал на то, что оправдательный приговор должен быть постановлен, «если прокурор и потерпевший отказались от поддержания обвинения в суде», а не связывал возможность продолжения рассмотрения дела исключительно с позицией государственного обвинителя.

В этой ситуации Конституционному Суду приходится вновь, в изменившихся условиях, отыскивать утраченный в уголовном процессе баланс интересов общества, потерпевшего и обвиняемого, который позволил бы гарантировать реальную возможность реализации права каждого на судебную защиту. При этом, как представляется, есть необходимость более четко сопоставить современные правовые позиции Конституционного Суда применительно к праву на судебную защиту с позициями Европейского Суда по правам человека о содержании права на справедливое судебное разбирательство. При этом становится очевидным, что между пониманием права на судебную защиту Конституционным Судом и требованиями справедливости судебного разбирательства, вытекающими из ст.6 Европейской Конвенции (в том виде как они понимаются Европейским Судом по правам человека), имеются существенные расхождения.

Первое из них касается понимания принципа состязательности. Европейский суд, считая состязательность непременным элементом справедливости судебного разбирательства, в то же время понимает ее иначе, чем Конституционный Суд. Согласно правовой позиции Европейского Суда по правам человека, «принцип состязательности означает, что стороны в уголовном или гражданском процессе вправе знакомиться со всеми доказательствами или замечаниями, приобщенными к делу, комментировать их». [4] «Право на состязательный процесс в уголовном деле означает, что как обвинению, так и защите должна быть дана возможность знать и комментировать поданные заявления и представленные доказательства другой стороны» [5] . Сформулированное Конституционным Судом понимание состязательности как разграничения процессуальных функций в свое время имело безусловно положительный эффект, акцентируя внимание не на теоретической возможности спора (состязания) между сторонами, но на необходимости ее реального гарантирования, поскольку возможность спора превращалась в фикцию в ситуации, когда на суд фактически были возложены обязанности по поддержанию обвинения.

В этих условиях, возможно, Конституционному Суду стоит откорректировать свою позицию относительно понимания принципа состязательности с тем, чтобы исключить такое неправомерное его толкование.

Второе обстоятельство, которое существенным образом разводит позиции Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда, касается соотношения состязательности с другими элементами, включаемыми в понятие справедливого правосудия. Европейский Суд неоднократно подчеркивал, что состязательность является «только одной из черт более широкой концепции справедливого судопроизводства по уголовным делам» [6] . Судебное разбирательство в целом должно иметь справедливый характер. В отличие от этого, Конституционный Суд, кажется, отдает предпочтение началу состязательности (как разделению процессуальных функций) перед всеми другими элементами справедливого судебного разбирательства даже в том случае, если это способно привести к невозможности реализации права потерпевшего довести до суда свою позицию по делу и обязывает суд выносить постановление о прекращении уголовного дела вне зависимости от позиции, сложившейся у него в результате исследования «всех значимых материалов» [7] .

В качестве еще одного примера можно привести Определение Конституционного Суда от 8 февраля 2007 г . № 325-О-О, в котором Суд, противореча приведенной им же позиции Европейского Суда по правам человека, согласно которой беспристрастность судьи должна оцениваться, в частности, в соответствии с объективным подходом, который определяет, имелись ли достаточные гарантии, чтобы исключить какие-либо сомнения по данному поводу (Постановление от 24 мая 1989 года по делу «Hauschildt v. Denmark»), записал, что участники судебного разбирательства должны испытывать доверие к суду, которое может быть поставлено под сомнение только на основе достоверных и обоснованных доказательств, свидетельствующих об обратном. В результате Суд пришел к выводу, что предусмотренный ГПК РФ (и УПК РФ также) порядок разрешения вопроса об отводе, заявленном судье, рассматривающему дело единолично, не противоречит Конституции. Возникают, между тем, существенные сомнения: действительно ли такой порядок обеспечивает достаточные гарантии, исключающие сомнения в беспристрастности единоличного судьи?

Представляется, что приведенные выше примеры, в которых Конституционный Суд признает достаточными формальные гарантии права на судебную защиту, не обращаясь к вопросу о том, достаточно ли их для обеспечения реального гарантирования данного права, а также случаи расхождения позиций Конституционного Суда с правовыми позициями Европейского Суда по правам человека могут нести достаточно серьезную опасность для реализации права каждого на судебную защиту в РФ, а потому должны быть скорректированы.

Читайте так же:  Переподготовка судебно медицинская экспертиза

[1] Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект № 07-03-00132а

[2] Более того, Конституционный Суд однозначно отнес потерпевшего к числу субъектов права на судебную защиту. Европейский Суд по правам человека в настоящее время также рассматривает потерпевшего от преступления в качестве лица, имеющего право на справедливое судебное разбирательство, однако исключительно как участника спора о его гражданских правах и обязанностях, не признавая за потерпевшим «права на месть» (См., например, Постановление ЕСПЧ по делу «Перес против Франции» от 12 февраля 2004 года (№ 47287/99). Конституционный Суд РФ сформулировал отличающуюся правовую позицию по данному вопросу, указав, что потерпевший заинтересован, в частности, в том, чтобы способствовать раскрытию преступления, установлению истины по делу, изобличению преступника и справедливому воздаянию за содеянное (См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 15 января 1999 года № 1-П). При этом Конституционный Суд признал за потерпевшим права стороны по уголовному делу («стороны, противостоящей обвиняемому (подсудимому)»), а в более поздних актах конкретно указал на отнесение потерпевшего к стороне обвинения.

[3] Например, в Определении от 12.05.2005 г. № 244-О Конституционный Суд РФ формулирует понятие состязательности для гражданского процесса, опираясь на содержание состязательности, выраженное в его правовых позициях, сформированных при оценке конституционности норм УПК РФ.

[4] Постановление ЕСПЧ по делу «Вермюлен против Бельгии» от 20.02.1996 г.

[5] Постановление ЕСПЧ по делу «Оджалан против Турции» от 12.05.2005 г.

[6] См.: Постановление по делу «Экбатани против Швеции» от 26.05.1988 г.

[7] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г . № 18-П.

Источник: http://www.iuaj.net/node/255

Справедливость в российском гражданском процессе

Данная статья была скопирована с сайта https://www.sovremennoepravo.ru

Страницы в журнале: 74-76

И.В. ВОРОНЦОВА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права, член ассоциации юристов России

Опираясь на доктрину гражданского процесса и практику Европейского суда, автор рассматривает понятие «справедливость» как конституционную категорию и предлагает ввести это понятие в гражданское процессуальное законодательство.

Ключевые слова: гражданский процесс, справедливое судебное разбирательство.

Justice in the Russian civil process

Relying on the doctrine of civil procedure and practice of the European Court, the author examines the notion of “justice” as a constitutional category, and proposes to introduce this concept in the civil procedural law.

Keywords: civil procedure, a fair trial.

В статье 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 1950) указывается: «Каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей. на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона». Данная норма соответствует задачам гражданского судопроизводства. В ней закреплено понятие справедливости, которое традиционно относится к оценочным понятиям. Так, Т.В. Сахнова утверждает, что при толковании указанной статьи конвенции речь идет именно о принципе справедливого судебного процесса[1].

Право на справедливое судебное разбирательство, закрепленное на уровне международной конвенции, обязывает национального законодателя к его восприятию как состоявшейся ценности, а судебные органы — к формированию практики в развитие этого института[2].

Категория «справедливость» уже давно исследуется учеными[3].

Так, Д.А. Фурсов и И.В. Харламова в своей работе отмечают, что чаще всего под справедливым судебным разбирательством предлагают понимать следующие компоненты:

— недопустимость привилегий при обращении за судебной защитой;

— разбирательство по делу на основе равноправия и состязательности;

— право на обжалование судебного решения и его исполнение[4].

Ю.В. Самович считает, что требования к справедливости могут изменяться в зависимости от конкретных обстоятельств по делу, от характера спора (гражданский, уголовный)[5].

М.А. Алиэскеров отмечает, что возражения относительно использования понятия «справедливость» в судебной деятельности, сводящиеся к проблемам субъективизма, неоднозначности и сложности понимания справедливости, вряд ли можно признать достаточным основанием для исключения данного понятия из сферы судебного правоприменения[6].

Совершенно верно на этот счет высказался П.М. Морхат: «Учитывая, что субъектами общественных отношений выступают не только отдельные индивиды, но также их объединения и государство, становится ясно, что эти виды отношений могут регулироваться только правом. Если же мы за ним уже заранее отрицаем возможность достижения справедливости и не снабжаем правоприменительную практику таким критерием, как справедливость, то тем самым соглашаемся, что отношения человека с государством, юридических лиц друг с другом и государством справедливым быть не могут в принципе»[7].

Президент РФ Д.А. Медведев в своем первом Послании Федеральному собранию РФ отметил, что именно Конституция РФ утверждает свободу и справедливость, человеческое достоинство и благополучие не только как общепризнанные ценности, но и как юридические понятия.

В том же Послании Президент РФ указал, что справедливость понимается в том числе как честность судов. И далее: «Независимый и честный суд — это основа справедливого общественного порядка»[8]. Таким образом, вырисовывается следующая схема: государство — правовое, право — справедливое, суд — независимый и честный, а значит, справедливый.

Е.Л. Меншутина указывает на то, что по своей структуре право на справедливое, беспристрастное и законное судебное разбирательство носит сложный комплексный характер. Его основными элементами, по мнению автора, являются следующие права:

— на справедливое судебное разбирательство;

— на рассмотрение дела беспристрастным судом;

— на публичное (открытое) судебное разбирательство;

— на рассмотрение дела компетентным судом;

— на законное судебное разбирательство;

— на рассмотрение дела независимым судом;

— на рассмотрение дела судом, созданным на основе закона;

— на рассмотрение дела в разумные сроки[9].

На наш взгляд, с учетом положений доктрины, практики Европейского суда, указанного Послания Президента РФ Д.А. Медведева, в котором он отметил, что понятие «справедливость» необходимо понимать как конституционную категорию, и положения преамбулы Конституции РФ («. чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость. »), категория справедливости должна быть введена в российское процессуальное законодательство.

Читайте так же:  Судебный приказ на физическое лицо

Под справедливым рассмотрением и разрешением гражданских дел с учетом положений Европейского суда по правам человека, изложенных в его постановлениях, необходимо понимать следующее.

Право на доступ к суду и право на обращение в суд. Европейский суд в своем постановлении указал, что право на справедливое судебное разбирательство предполагает право на обращение в суд[10].

Правильное рассмотрение дела — рассмотрение дела на основании действующих норм материального и процессуального права, соответствующих общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации, в том числе Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Рассмотрение дела независимым, беспристрастным и объективным судом, созданным на основании закона. Независимость, беспристрастность и объективность суда должна определяться исходя из субъективной проверки, т. е. на основании личных убеждений конкретного судьи в конкретном деле, а также объективной проверки, основанной на оценке обеспеченных судьей гарантий, исключающих любые правомерные сомнения в беспристрастности суда[11].

Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» определяет, что суд, созданный на основании закона, — суд, образованный в соответствии с национальным законодательством и рассматривающий дело в соответствии с ГПК РФ. В отношении данного положения Европейский суд также установил, что «фраза “в соответствии с законом” не только отправляет к национальному праву, но и относится к качественному выражению закона, требующему, чтобы оно соответствовало норме права»[12].

Предоставление равных прав участникам судебного разбирательства. «Каждой стороне должна быть предоставлена разумная возможность представить свою версию по делу при условии, что это не ставит ее в значительно менее выгодное положение vis-a-vis к ее оппонентам»[13]. Также учитывается, что «сторона судебного разбирательства должна иметь возможность ознакомиться с доказательствами, представленными в суд, равно как и возможность дать свои комментарии об их наличии, содержании и подлинности в надлежащей форме и в разумный срок, а в случае необходимости — в письменной форме и заранее»[14].

Право участников на представление суду доказательств, их объективная допустимость и оценка. Решение суда является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда решение содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов[15].

Публичность судебного разбирательства. Как указано в деле «Суттер против Швейцарии», «делая процесс отправления правосудия открытым, общественность делает свой вклад в достижение цели статьи 6 Конвенции, а именно справедливого судебного разбирательства, гарантирование которого является одним из основополагающих принципов любого демократического общества по смыслу Конвенции»[16].

В тех случаях, когда решение суда, рассматривавшего дело по существу, не было оглашено публично, а вышестоящие суды также не следуют правилу публичности при вынесении решения, Страсбургский суд считает, что ст. 6 Конвенции нарушена. Еще более очевидным становится нарушение данной статьи, когда текст решения суда не доступен общественности в канцеляриях судов или же доступен только лицам, так или иначе имеющим отношение к делу[17].

Рассмотрение дела в разумный срок. Правосудие можно считать отвечающим требованиям справедливости, если рассмотрение и разрешение дела судом осуществляется в разумный срок.

В связи с представленным содержанием справедливости с позиций Европейского суда особенно интересно мнение Ю.А. Поповой, которая предлагает ст. 2 ГПК РФ изложить в следующей редакции: «Задачами гражданского судопроизводства являются справедливое судебное разбирательство гражданских дел, проведенное в разумные сроки; постановление законного, обоснованного и справедливого судебного решения в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов»[18].

Однако перед тем как закрепить в качестве задачи справедливость рассмотрения и разрешения дела, необходимо дать ей определение. Так как основная цель — защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений, — достигается в решении, то и такую задачу, как правильное и своевременное рассмотрение и разрешение дела, можно конкретизировать применительно к решению. Так, на наш взгляд, под правильностью решения понимается его законность и обоснованность, а под справедливостью следует понимать правильное решение, вынесенное с учетом постановлений Европейского суда, а также постановлений Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ, Высшего арбитражного суда РФ.

Таким образом, целесообразно изложить первое предложение ст. 2 ГПК РФ в следующей редакции: «Задачей гражданского судопроизводства является справедливое рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений».

Кроме того, ч. 1 ст. 195 ГПК РФ предлагаем изложить в следующей редакции: «Решение суда должно быть законным, обоснованным, справедливым».

Часть 1 ст. 362 «Основания для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке» ГПК РФ следует, на наш взгляд, дополнить пунктом 5 следующего содержания: «вынесение без учета постановлений Европейского суда, а также постановлений Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ, Высшего арбитражного суда РФ».

Часть 2 ст. 362 ГПК РФ полагаем необходимым изложить в следующей редакции «Правильное по существу и справедливое решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям».

1 Сахнова Т.В. Наука гражданского процессуального права: традиции и современность // Гражданский процесс: наука и преподавание / Под ред. М.К. Треушникова, Е.А. Борисовой. — М., 2005. С. 37.

2 См.: Фурсов Д.А., Харламова И.В. Теория правосудия в кратком трехтомном изложении по гражданским делам. — М., 2009. С. 189.

4 Подробнее см: Фурсов Д.А., Харламова И.В. Указ. соч. С. 189.

5 См.: Самович Ю.В. К вопросу о праве индивида на справедливое судебное разбирательство (в контексте деятельности Конституционного суда РФ и Европейского суда по правам человека) // Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры в практике конституционного правосудия: Материалы Всероссийского совещания. — М., 2004. С. 253.

Читайте так же:  Получение загранпаспорта сроки оформления
Видео (кликните для воспроизведения).

6 См.: Алиэскеров М.А. Право на справедливую судебную защиту в судах первой и кассационной инстанций в гражданском процессе // Журнал российского права. 2008. № 9. С. 85.

7 Морхат П.М. Правовая справедливость судебной власти: теоретико-правовой аспект // Российский судья. 2007. № 10. С. 5—7.

8 Медведев Д.А. Послание Президента РФ Федеральному собранию от 05.11.2008 // Российская газета. 2008. 6 нояб. № 230.

9 См.: Гражданские права человека: современные проблемы теории и практики / Под ред. Ф.М. Рудинского (автор главы — Е.Л. Меншутина). — М., 2006. С. 382—383.

10 См.: Постановление ЕСПЧ по делу «Голдер против Соединенного Королевства». Серия А. № 18 (1975); 1 EHRR (524).

11 См.: Постановление ЕСПЧ по делу «Хаушильд против Дании». URL: http://cmiskp.echr.coe.int////tkp197/portalhbkm.asp? action=request&page=2&pagesize=10&sort=score| descending|number&session >

12 Постановление ЕСПЧ по делу «Ольссон против Швеции». Серия А. № 130; 11 EHRR 25, параграф 61 (b).

13 Постановление ЕСПЧ по делу «Домбо Бехеер против Нидерландов». Серия А. № 274 (1993); 18 EHRR 213, параграф 34.

14 Постановление ЕСПЧ по делу «Крчмар и другие против Чехии» от 3 марта 2000 г. URL: http://cmiskp.echr.coe.int/ tkp197/portal.asp?session >

15 См.: Постановление Пленума ВС РФ от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении» // Российская газета. 2003. 26 дек. № 260.

16 Дело «Суттер против Швейцарии». Серия А. № 74 (1984); 6 EHRR (272).

17 См.: Манукян В.И. Европейский суд по правам человека: право, прецеденты, комментарии. — К., 2007. С. 115.

18 Попова Ю.А. Совершенствование некоторых институтов цивилистического процесса России в свете положений международных норм, принципов, договоров // Европейская интеграция и развитие цивилистического процесса России. — М., 2006. С. 15.

Источник: http://www.sovremennoepravo.ru/m/articles/view/%D0%A1%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C-%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC-%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%B5

Статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 6
Право на справедливое судебное разбирательство

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

>
Наказание исключительно на основании закона
Содержание
Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями и дополнениями)

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Источник: http://base.garant.ru/2540800/8b7b3c1c76e91f88d33c08b3736aa67a/

Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями и дополнениями)

Статья 6
Право на справедливое судебное разбирательство

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

Источник: http://constitution.garant.ru/act/right/megdunar/2540800/chapter/8b7b3c1c76e91f88d33c08b3736aa67a/

Читайте так же:  Мировое соглашение реферат

Часть 2 Нормативное закрепление принципа справедливости в Конституции РФ

Конституция Российской Федерации, принятая на Всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. (далее Конституция), содержит в себе целый комплекс принципов (гарантий) правосудия, но непосредственно норм о справедливом судебном разбирательстве не предусматривает. В Конституции много таких понятий, как «свобода», «гарантии», но слово «справедливость» присутствует только в преамбуле – «чтя память предков, передавших нам… веру в добро и справедливость… 1 ». По-моему, это звучит весьма наивно, но в то же время и правдиво. Обратите внимание, не «чтя память предков, передавших нам понятие о справедливом и должном порядке вещей», но именно «передавшим веру в добро и справедливость». Полагаю, что при составлении Конституции РФ акцент делался на слово «вера». Как ни цинично это звучит, но верить мы можем во всё что угодно – в Бога, в волю Вечного Синего Неба (Тенгри), да и, в конце концов, в Летающего Макаронного Монстра 2 или Невидимого Розового Единорога 3 . Но вера наша может не находить объективного подтверждения в окружающем нас мире и оставаться только лишь нашей верой.

В Конституции нет таких понятий как «справедливость» или «справедливое судебное разбирательство», как нет и единого принципа справедливости.

Всё это даёт широкую свободу действий при применении Конституции при отправлении правосудия – Верховный и Конституционный суды РФ борются за звание «зерцала справедливости» — и эта борьба уже стала далеко не борьбой за справедливость, а скорее борьбой за престиж, за монопольное право указывать «низшим» судам, что им делать.

И авторы, исследующие Конституцию РФ, само самой такого понятия также избегают и выделяют или конституционные принципы правосудия, или конституционные гарантии правосудия.

Так, например, М.В. Баглай выделяет конституционные гарантии правосудия 4 : гарантии подсудности, право на юридическую помощь (ст. 48), презумпцию невиновности (ст. 49), запрет повторного осуждения (ст. 50), недействительность незаконно полученных доказательств (ч. 2 ст. 50), право на пересмотр приговора (ч. 3 ст. 50), гарантии от самообвинения (ст. 51), права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью (ст. 52), запрет обратной силы закона (ст. 54).

Л.А.Нудненко — конституционные принципы правосудия 5 : осуществления правосудия только судом (ч. 1 ст. 118), запрет создания чрезвычайных судов (ч. 3 ст. 118), самостоятельности судов (ст. 124 – гарантия этого принципа), несменяемости судей (ч. 1 ст. 121), неприкосновенности судей (ч. 1 ст. 122), гласность в деятельности судов (ч. 1 ст. 123), участия граждан в осуществлении правосудия, обязательность судебных постановлений, равноправие сторон в судопроизводстве (ч. 3 ст. 123), состязательность судопроизводства (ч. 3 ст. 123), ведения судопроизводства и делопроизводства на русском языке.

При этом автор, перечисляя конституционные принципы правосудия, либо вообще не ссылается на Конституцию РФ, либо ссылается только на Федеральные законы, предполагая, очевидно, что конституционные принципы могут быть установлены чем-то иным, кроме Конституции.

Полагаю, что не все принципы или гарантии правосудия могут быть расценены как принципы справедливого судебного разбирательства.

По моему мнению, из содержащихся в Конституции Российской Федерации свобод и гарантий, следующие более всего подходят для определения судебного разбирательства как справедливого и могут являться его принципами:

1). Равенство всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19), состязательность и равноправие сторон в судопроизводстве (ч. 3 ст. 123)

2). Право на получение квалифицированной юридической помощи и помощь защитника с момента задержания, заключения под стражу или предъявлении обвинения (ч.ч. 1 и 2 ст. 48)

3). Открытое судебное заседание и ограничения для слушания дел в закрытых судебных заседаниях и заочном производстве (ч. 1 и 2 ст. 123) и участие присяжных заседателей в отправлении правосудия (ч. 4 ст. 123)

4). Презумпция невиновности (ч. 1 ст. 49) и гарантии прав подозреваемого, обвиняемого и подсудимого (ч. 2 ст. 49 – право обвиняемого не доказывать свою невиновность; ч. 3 ст. 49 – толкование неустранимых сомнений в пользу обвиняемого; ч. 1 ст. 50 – недопустимость повторного осуждения за одно и тоже преступление; ч. 2 ст. 50 – запрет на использование доказательств, полученных с нарушением закона; ч. 3 ст. 50 – право на пересмотр приговора и помилование; п. 2 ст. 47 — право на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей; ч. 2 ст. 22 – возможность ареста, заключения и содержание под стражей только в соответствие с судебным решением и ограничение срока задержания до этого момента до 48 часов; ч. 2 ст. 20 — возможность применения смертной казни только при рассмотрении дела с участием присяжных заседателей)

5). Охрана прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью законом, обеспечение доступа к правосудию и компенсации причиненного вреда (ст. 52)

6). Право не свидетельствовать против себя и своих близких (п. 1 ст. 51)

7). Гарантии судебной защиты прав и свобод (п.1 ст. 46), право на обжалование решений и действий органов государственной власти и их должностных лиц (ч. 2 ст. 46)

8). Осуществление правосудия только судом (ч. 1 ст. 118) посредством уголовного, административного и гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 118), запрет чрезвычайных судов (ч. 3 ст. 118) и гарантии подсудности (ч. 1 ст. 46 – гарантии рассмотрения дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно относится)

9). Независимость судей (ч. 1 ст. 120)

10) Запрет применения закона, устанавливающего или ужесточающего наказание (ч. 1 ст. 54), обязанность применения закона смягчившего или устранившего наказание (ч.2 ст. 54), верховенство Конституции и законов (ч.2 ст. 4), обязанность принятия судом решения в соответствие с законом при установлении несоответствия акта государственной власти или иного органа (ч.2 ст. 120), а также высшая юридическая сила и прямое действие Конституции РФ (ч. 1 ст. 15) и международных договоров (ч. 4 ст. 15)

Законодательно те или иные права, гарантии и свободы, определяющие справедливое судебное заседание, раскрываются в отраслевых кодексах и законах (УК, УПК, АПК, ГК РФ и т.д.), а также в юридической литературе 6 и постановлениях и определениях судов РФ – Конституционного, реже Верховного.

Несколько сотен постановлений и определений Конституционного Суда содержат прямые апелляции к принципу «справедливости», при этом суд указывает конкретные статьи Конституции РФ, устанавливающие этот принцип. Как правило, это статьи 1 и 7. Между тем ни одна, ни вторая статья не содержат никакого упоминая об указанном принципе (Статья 1 содержит информацию о том, что РФ – демократическое государство с республиканской формой правления. Статья 7, что РФ – социальное государство, в котором охраняются и гарантируются труд и здоровье, гарантированный минимальный размер оплаты труда, поддержка семьи, материнства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социально защиты. Следует отметить, что обосновывая свое решение принципом справедливости, Конституционный Суд нередко ссылается и на преамбулу Конституции РФ, о которой говорилось выше.

Читайте так же:  Назначение и проведение судебных экспертиз

Анализ правовых позиций Конституционного суда РФ позволяет сделать вывод, что имеется три интерпретации конституционного принципа справедливости.

1. Наиболее очевидное толкование принципа справедливости Конституционным Судом связано с понятиями «соразмерности», разумной и обоснованной диффамации объема прав, льгот и гарантии, предоставляемых отдельным гражданам, т.е. необходимость обеспечивать равенство всех правопользователей, с одно стороны, и требование разумной и обоснованной диффамации — с другой.

В Постановлении от 27 апреля 2001г. № 7-П Конституционны суд отметил, что принцип равенства всех перед законом гарантирует одинаковые права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории, и не исключает возможность установления различных условии для различных категории субъектов права. Вместе с тем такие различия не могут устанавливаться произвольно, они должны основываться на объективных характеристиках соответствующих категорий субъекта 7 . Другими словами – «равное — равным», «неравное – неравным». Такая позиция неоднократно высказывалась Судом в отношении налогообложения, пенсионных прав, ответственности и т.п., поэтому остро стоит вопрос о конституционных критериях такой справедливой диффамации, позволявших бы отграничивать ее от дискриминации.

Тем не менее, Конституция РФ (статья 123 Конституции РФ), также как и Конвенция о защите прав человека и основных свобод, закрепляет принцип равенства каждого не только перед законом, но и судом, т.е. «принцип процессуального равноправия сторон». Но только понимается этот принцип вышеназванными органами по – разному, поэтому, зачастую, Европейский Суд признает наличие нарушений там, где Конституционный Суд их не видит 8 .

2. Следующее толкование связано с вопросами критериев допустимости ограничений основных прав и порядка их реализации, соразмерности юридической ответственности.

Конституционный Суд по ряду дел, касающихся правомочий собственников, а также свободы предпринимательской деятельности и свободы договоров, сформулировал, что возможные ограничения федеральным законом права владения, пользования и распоряжения имуществом должны отвечать требованиям справедливости, т.е. быть адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе частных и публичных прав и законных интересов других лиц. 9

В действующем законодательстве такой правовой позиции в наибольшей степени отвечает принцип справедливости в уголовном праве, применяемом при назначении наказания, которое должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (ч. 1 ст. 6 УК РФ).

3. И, наконец, последнее – это толкование принципа справедливости как принципа правомерных ожидании и правовой определенности статуса участников общественных правоотношений.

По ряду дел Конституционный Суд отметил, что «из конституционных принципов юридического равенства и справедливости вытекает обращенное к законодателю требование определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы и ее согласованности с системой действующего правового регулирования». 10 Неопределенность содержания правовой нормы не может обеспечить ее единообразное применение, порождает возможность злоупотребления властью своими полномочиями, ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод, может привести к произволу и нарушению принципов равенства и верховенства закона. Конституционный Суд неоднократно подчеркивал, что изменение законодателем ранее установленных условий должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действия государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм. 11

Наиболее подробно практику Конституционного Суда РФ по применению им принципов справедливости, в том числе установленных статьёй 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, я приведу в соответствующем разделе данной работы, также будут рассмотрены и другие положения, определяющие понятие «принцип справедливости» в российском законодательстве.

Российская Федерация ратифицировала 12 30 марта 1998 г. Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенцию), которая вступила в силу 5 мая 1998г. в день сдачи на хранение ратификационной грамоты Генеральному Секретарю Совета Европы, а 18 февраля 2010 г. был ратифицирован 14-й Протокол к Конвенции 13 .

Часть 4 ст. 15 Конституции говорит о верховенстве норм международных договоров ратифицированных РФ над нормами национального права РФ в целом и Конституцией в частности. Также ч. 1 ст. 17 говорит, что права и свободы человека в РФ «признаются и гарантируются 14 ».

Из вышеизложенного следует, что нормы и принципы Конвенции должны соблюдаться, а решения Европейского суда по Правам Человека (ЕСПЧ) неукоснительно и без промедления исполняться.

Однако, некоторые российские юристы, в их числе Валерий Дмитриевич Зорькин, председатель КС РФ, полагают, что из этого правила есть исключения. Зорькин в своей статье «Предел уступчивости» назвал решения ЕСПЧ «внешним “дирижированием” правовой ситуацией в стране 15 ». Общий смысл его статьи напоминает старый афоризм на новый лад: такой суд нам не нужен! Председатель КС пишет, что «Конституционный Суд выступает своего рода посредником, адаптируя подходы и позиции ЕСПЧ к реалиям нашей сегодняшней жизни 16 », но у меня лично возникает вопрос – стоит ли «адаптировать» решения ЕСПЧ к «реалиям нашей сегодняшней жизни»? Я полагаю, что эти «красивые» слова Зорькина всего лишь новый виток конфронтации между Конституцией и Конвенцией.

Известно, что еще «на заре» принятия Конвенции российские судьи относились к Конвенции весьма скептически, рассматривали применение Конвенции как попытку ущемления суверенитета России, а некоторые откровенно смеялись над Конвенцией 17 .

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.tokunova.ru/publikacii/kursovaja-po-principu-spravedlivosti/chast2/

Конституционное право на справедливое судебное разбирательство
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here