Моральный вред в пользу несовершеннолетнего

Помощь по теме: "Моральный вред в пользу несовершеннолетнего" с полным описанием проблематики и решением. Ели у вас есть вопросы, то обратитесь к дежурному консультанту.

Исковое заявление о возмещении ущерба, причиненного несовершеннолетним и компенсации морального вреда

В _____________ районный суд г.Архангельска
Адрес: ___________________________________
Истец: ___________________________________
Действующий в интересах несовершеннолетнего
_________________________________________
Адрес: ____________________________________
Ответчики: 1)_______________________________
2)________________________________________
(Ф.И.О. родителей. несовершеннолетнего
ответчика), действующие в интересах
несовершеннолетнего ________________________
Адрес: ____________________________________

Исковое заявление
о возмещении ущерба, причиненного несовершеннолетним и компенсации морального вреда

1. Взыскать с _____________________ (указать Ф.И.О. родителей несовершеннолетнего причинившего вред) в мою пользу _______________________руб. в счет возмещения ущерба, причиненного здоровью __________________________ (ФИО)

2. Взыскать с_____________________ (указать Ф.И.О. родителей несовершеннолетнего причинившего вред) в мою пользу _______________________руб. в счет компенсации морального вреда, причиненного ________________________ (ФИО) действиями ___________________ (ФИО).

Приложение:
1) Копия искового заявления
2) Медицинские документы (документы, подтверждающие обращение с травмой в медучреждение)
3) Документы, подтверждающие расходы на лечение и приобретение лекарств
3) Копия свидетельства о рождении

Не нашли ответ на Ваш вопрос?

Позвоните нашему юристу!

Архангельск: (8182) 47-15-16, +7 902-286-15-16

Источник: http://www.unik-group.ru/legal_documents/dokumenty-po-semejnomu-pravu/iskovoe-zayavlenie-o-vozmeshhenii-ushherba-prichinennogo-nesovershennoletnim-i-kompensacii-moralnogo-vreda

Взыскание компенсации морального вреда допустимо в пользу не только пострадавшего, но и его родных

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 8 июля № 56-КГПР19-7, в котором указал на правомерность взыскания компенсации морального вреда не только в пользу несовершеннолетней, пострадавшей от тепловоза, но и ее родственников.

Нахождение на железнодорожных путях повлекло инвалидность ребенка

Александр Нестеренко является дядей, а с 16 января 2015 г. и опекуном несовершеннолетних потерпевшей Анны Хватовой и ее родного брата. Дети проживали в семье Александра Нестеренко и его супруги.

В июне 2017 г. в результате наезда тепловоза, принадлежащего ОАО «РЖД», на группу людей, которые шли по колее железнодорожного пути, несколько человек погибли, а здоровью Анны Хватовой был причинен тяжкий вред. Позднее бюро медико-социальной экспертизы установило инвалидность девочки.

Дальневосточное СУ на транспорте СКР возбудило уголовное дело по факту нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта локомотивной бригадой тепловоза, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью ребенка и смерть троих человек. ОАО «РЖД» получило представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Следователь указал, что организация должна оборудовать соответствующий участок железной дороги оградительными приспособлениями, препятствующими свободному выходу граждан на железнодорожные пути, а также принять иные меры к повышению безопасности эксплуатации транспорта и повышению бдительности локомотивной бригады при прохождении данного участка. В октябре 2017 г. уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием в действиях машинистов и их помощников состава преступления.

Позиции судов в отношении компенсации морального вреда и ее размера

Александр Нестеренко обратился в суд с исками о компенсации морального вреда как от своего имени, так и в интересах подопечных. С самостоятельными требованиями обратились также супруга опекуна и Владимир Виноградов – дядя пострадавшей и ее брата.

Решением Надеждинского районного суда Приморского края от 1 марта 2018 г. требования опекуна и его жены были удовлетворены. Суд исходил из того, что вред здоровью девочки был причинен источником повышенной опасности, и пришел к выводу, что в силу прямого указания закона с «РЖД» как владельца такого источника необходимо взыскать компенсацию морального вреда независимо от его вины. При этом суд указал: положения ГК, предусматривающие, что вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит, а при грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения может быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, к спорным отношениям не применяются, поскольку Анна Хватова в силу возраста не могла отдавать отчет своим действиям.

В итоге суд определил компенсацию морального вреда, взыскиваемую в пользу пострадавшей девочки, в размере 3 млн руб. Он исходил из того, что в результате травмирования ей была причинена боль, она испытала страх, страдания из-за полученных травм и в настоящее время физически неполноценна. Суд указал, что до транспортного происшествия Анна показывала хорошие спортивные результаты, но теперь не может продолжать занятия – то есть продолжать жить полноценной жизнью, как ее ровесники. Первая инстанция также добавила, что трагедия стала тяжелейшим событием в жизни ребенка, неоспоримо причинившим ему нравственные страдания. Поскольку лимит гражданской ответственности «РЖД» по договору страхования составлял 300 тыс. руб., суд взыскал эту сумму со страховщика, а остальные 2,7 млн руб. – непосредственно с организации.

Первая инстанция также взыскала компенсацию морального вреда в пользу брата Анны, а также опекуна девочки и его супруги. Суд решил, что им также были причинены нравственные страдания, вызванные тяжелой травмой близкого человека. Также суд учел, что состояние девочки требует пристального внимания и заботы родственников, которые также испытывают стресс и переживания из-за случившегося и лишены возможности вести обычный образ жизни. С учетом степени нравственных страданий и индивидуальных особенностей родственников суд взыскал в пользу брата Анны компенсацию в 200 тыс. руб., а в пользу опекуна и его супруги – по 500 тыс. руб. каждому, пояснив, что супруги совместно воспитывают и содержат пострадавшую. Опекун также просил взыскать расходы на лекарства, однако не смог подтвердить их.

Требования второго дяди девочки – Владимира Виноградова – не были удовлетворены. Суд указал, что он являлся неполнородным братом Александра Нестеренко, не является членом семьи пострадавшей и не проживал совместно с ней.

Данное решение не устояло в апелляции – суд отказал всем родственникам девочки в компенсации морального вреда. При этом апелляционная инстанция указала, что факт родственных отношений сам по себе не является достаточным основанием для удовлетворения требований о компенсации морального вреда, и пришла к выводу, что переживания родных за судьбу пострадавшей и ее состояние здоровья производны от физических и нравственных страданий последней. Как указал суд, в пользу девочки компенсация уже взыскана, а «двойное взыскание» в указанном случае закон не предусматривает.

Кроме того, апелляционная инстанция более чем вдвое снизила размер компенсации морального вреда, взысканного в пользу пострадавшей. Так, суд указал, что сумма в 3 млн руб. не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. По его мнению, необходимо было учесть, что девочка, находясь на железнодорожных путях, нарушила правила нахождения граждан в зонах повышенной опасности.

Читайте так же:  Госпошлина по моральному вреду размер

ВС поддержал выводы первой инстанции

Не согласившись с позицией суда апелляционной инстанции, супруги Нестеренко обратились с кассационной жалобой в Верховный Суд. В интересах указанных лиц в ВС также поступило кассационное представление заместителя Генпрокурора РФ Леонида Коржинека.

Рассмотрев материалы дела, ВС напомнил, что ранее в Постановлении Пленума от 20 декабря 1994 г. № 10 он разъяснял, что отсутствие в законе прямого указания на возможность компенсации морального вреда в рамках конкретных правоотношений не всегда означает, что потерпевший не имеет права на такое возмещение.

ВС подчеркнул, что требования о компенсации морального вреда родственникам потерпевшей связаны с причинением страданий лично им в связи с травмированием девочки – их родственницы и члена семьи. Как указано в определении, их нравственные и физические страдания выразились в утрате здоровья близким человеком, требующим постоянного ухода. По мнению Суда, в результате происшествия было нарушено психологическое благополучие всех членов семьи, потерявших возможность продолжать активную общественную жизнь. Более того, у них возникла необходимость нести постоянную ответственность за состояние пострадавшего ребенка, что привело к нарушению неимущественного права на родственные и семейные связи.

В обоснование свой позиции ВС сослался на ст. 30 Конституции РФ, ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ряд норм СК РФ. Верховный Суд напомнил, что опекун фактически принимает на себя функции родителя, несет ответственность за ребенка, обязан его воспитывать, заботиться о его физическом, психическом здоровье, духовном и нравственном развитии – то есть ребенок фактически становится членом семьи опекуна.

Как отмечается в определении, нравственные и физические страдания опекуна и его супруги обусловлены тем, что они приняли на себя обязанности по воспитанию и содержанию потерпевшей. Указанное обстоятельство предполагает, что именно они обязаны заботиться о состоянии ее здоровья и его восстановлении после травм, об обеспечении лечения и последующей адаптации. Нравственные страдания младшего брата пострадавшей, как указал ВС, также обусловлены переживаниями за состояние сестры как самого близкого родственника.

Кроме того, ВС не согласился с выводом апелляции о чрезмерности размера компенсации, взысканной в пользу несовершеннолетней. При этом он сослался на постановление ЕСПЧ по делу «Максимов (Макштоу) против России» от 18 марта 2010 г., где указано, что не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль и нравственное страдание. Как отмечалось в постановлении, национальные суды всегда должны приводить достаточные мотивы, оправдывающие сумму компенсации морального вреда. Отсутствие таких мотивов будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения.

При этом Верховный Суд напомнил, что в Постановлении Пленума от 26 января 2010 г. № 1 указано, что вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния). Усмотрев в действиях девочки грубую неосторожность, апелляционная инстанция, как отмечается в определении, не учла, что Анна Хватова в силу малолетнего возраста не могла осознавать опасность своих действий и предвидеть их последствия.

Исходя из этого, Суд отменил апелляционное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Адвокаты считают определение ВС важным и знаковым

Комментируя «АГ» определение ВС, адвокат Самарской областной коллегии адвокатов Оксана Зубкова согласилась, что в данном случае отсутствует двойное взыскание, поскольку каждому родственнику был причинен моральный вред. «Каждая трагедия с участием граждан, особенно детей, является строго индивидуальным случаем. Поэтому необходимо очень тщательно исследовать обстоятельства, отбросив формальный подход к данной категории дел», – добавила она.

Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст полагает, что данное определение можно отнести к категории знаковых. «ВС крайне редко высказывает свое мнение относительно морального вреда. Например, такая позиция была сформулирована в Определении от 14 августа 2018 г. № 78-КГ18-38, которым размер компенсации был увеличен со 150 тыс. руб. до более чем 2 млн руб.», – пояснила она.

Эксперт указала, что из содержания документа можно сделать вывод о понимании высшей судебной инстанцией размера справедливой компенсации. «Этот вопрос является самым болезненным в нашей правоприменительной практике, – отметила она. – Размеры компенсаций остаются мизерными и отличаются в разы при схожих обстоятельствах. Например, апелляцией Нижегородского областного суда 30 июля 2019 г. было оставлено без изменений взыскание 90 тыс. руб. морального вреда в пользу супруги погибшего на железнодорожных путях (дело №33-9047/2019)». По мнению адвоката, определение ВС внушает надежду на изменения в судебной практике и взыскание справедливых компенсаций.

Ирина Фаст добавила, что ВС также подтвердил правомерность взыскания компенсации морального вреда в пользу родственников пострадавшего. По ее словам, ранее этот вопрос по-разному решался судами. Как указала адвокат, ВС подчеркнул недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Она сообщила, что зачастую суды снижают размер компенсации в пользу несовершеннолетнего именно по причине наличия его вины.

Эксперт полагает, что отдельного внимания заслуживает формальный подход при рассмотрении исков о возмещении вреда жизни и здоровью, особенно в случае привлечения к ответственности ОАО «РЖД», который в данном случае ВС пресек. Ирина Фаст подчеркнула, что размеры компенсаций по таким делам мизерны, а судебные акты формальны и написаны «под копирку»: «Средний размер компенсации морального вреда по искам к ОАО «РЖД» в связи с гибелью близкого родственника составляет порядка 30 тыс. руб. – такие данные приводит сама компания». По ее мнению, суды редко подробно рассматривают обстоятельства причинения вреда, считая обычно всех пострадавших виновными в случившемся и присуждая примерно равные по всей стране «мизерные компенсации».

Адвокат АП Московской области Кирилл Данилов отметил, что согласно официальной информации ОАО «РЖД», в 2018 г. ежедневно в России на железной дороге от наезда подвижного состава погибало четыре человека, еще три получали травмы, в основном тяжелые. И почти еженедельно погибало до трех детей.

Кирилл Данилов отметил, что в данном деле суд апелляционной инстанции необоснованно не применил позиции, сформулированные ВС достаточно давно.

Читайте так же:  Компенсация морального вреда трудовой кодекс

Адвокат добавил, что считает важным применение Верховным Судом норм международного права: «ВС подчеркнул значимость применения и толкования норм Конвенции. Нижестоящие суды крайне редко применяют их, а также позиции ЕСПЧ, несмотря на их обязательность. К сожалению, единственная инстанция, которая «не боится» анализировать практику ЕСПЧ, – Верховный Суд», – подчеркнул он.

Кирилл Данилов также выразил удовлетворение позицией ВС в отношении взыскания компенсации морального вреда в пользу не только потерпевшего, но и его родственников. При этом он отметил, что, если позиция высшей судебной инстанции по данному делу «укоренится» в практике нижестоящих судов, у многих владельцев источников повышенной опасности, в том числе и у владельцев автомобилей, возникнут серьезные материальные трудности. «То же «РЖД» понесет громадные материальные потери, – пояснил он. – Если вспомнить, что каждый день гибнет не менее четырех человек, взять за константу сумму в 500 тыс. рублей, которая была присуждена по настоящему делу, и предположить, что у пострадавших есть не менее двух родственников, то компенсация морального вреда, которую могут взыскать родственники, составит более 2 млрд руб. в год. И это без учета компенсации вреда самим пострадавшим. Это серьезная сумма даже для «РЖД», – полагает адвокат. В заключение он добавил, что именно такие экономические факторы могут стать серьезной преградой для укрепления и распространения указанной позиции ВС на практике.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/vzyskanie-kompensatsii-moralnogo-vreda-dopustimo-v-polzu-ne-tolko-postradavshego-no-i-ego-rodnykh/

Моральный вред в пользу несовершеннолетнего

Автострахование

  • Жилищные споры

  • Земельные споры

  • Административное право

  • Участие в долевом строительстве

  • Семейные споры

  • Гражданское право, ГК РФ

  • Защита прав потребителей

  • Трудовые споры, пенсии

    • Главная
    • Суд взыскал за побои ребенку 2000 рублей компенсации морального вреда

    Ш.А. просил суд взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда в размере 340 000 руб., причиненного повреждением здоровья его малолетней дочери. Указал на то, что на территории детского сада сын ответчиков, беспричинно, из хулиганских побуждений нанес его несовершеннолетней дочери несколько ударов кулаком в область головы, чем причинил телесные повреждения в виде ушибов мягких тканей головы.

    Выводы суда : причиненные повреждения не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, в связи с чем не расцениваются как вред здоровью и судебно-медицинской оценке по степени тяжести не подлежат.

    Постановлено взыскать с каждого из родителей несовершеннолетнего причинителя вреда компенсацию морального вреда по одной тысяче рублей с каждого.

    БРЯНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

    АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
    от 13 июня 2013 г. по делу N 33-1846(2013)

    Судья: Соловец Л.В.

    Судебная коллегия по гражданским делам Брянского областного суда в составе:
    председательствующего Супроненко И.И.
    судей областного суда Петраковой Н.П. и Сокова А.В.,
    при секретаре К.,
    рассмотрев в открытом судебном заседании 13 июня 2013 года по докладу судьи Супроненко И.И. дело по апелляционной жалобе Ш.А. на решение Новозыбковского городского суда Брянской области от 29 марта 2013 года по делу по иску Ш.А., действующего в интересах несовершеннолетней Ш.А.А. к П. и Б.В. о возмещении компенсации морального вреда,

    Ш.А., действующий в интересах несовершеннолетней Ш.А.А., обратился в суд с иском к П. и Б.В. и просил взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда в размере 340 000 руб., причиненного повреждением здоровья его малолетней дочери. В обоснование иска указал на то, что 18.07.2012 г. на территории детского сада с. Старые Бобовичи Новозыбковского района сын ответчиков, беспричинно, из хулиганских побуждений нанес его дочери Ш.А.А., . рождения несколько ударов кулаком в область головы, чем причинил телесные повреждения в виде ушибов мягких тканей головы, в связи с чем дочь испытывала физические и нравственные страдания.

    Ответчики П. и Б.В. иск не признали, ссылаясь на то, что вина их несовершеннолетнего сына Б, . года рождения в причинении телесных повреждений дочери истца не доказана, их сына несправедливо оговорили.

    Решением Новозыбковского городского суда Брянской области от 29 марта 2013 года исковые требования Ш.А., действующего в интересах несовершеннолетней Ш.А.А., к П. и Б.В. о возмещении компенсации морального вреда удовлетворены частично.

    Суд взыскал с П. и Б.В. в солидарном порядке в пользу Ш.А. компенсацию морального вреда в размере 2000 рублей, а также госпошлину в доход государства в сумме 100 рублей с каждого.

    В апелляционной жалобе Ш.А. просит отменить решение суда. Считает решение суда незаконным и необоснованным, ввиду несоответствия выводов суда обстоятельствам дела, полагает решение постановлено при неправильном применении норм материального и процессуального права.

    Заслушав доклад по делу судьи Супроненко И.И., выслушав объяснения Ш.А., поддержавшего доводы жалобы, проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

    Как следует из материалов дела, 18.07.2012 г. на территории детского сада с. Старые Бобовичи Новозыбковского района несовершеннолетний Б., . года рождения нанес несовершеннолетней Ш.А.А., . рождения несколько ударов кулаком в область головы, чем причинил телесные повреждения в виде ушибов мягких тканей головы.

    Согласно акту N пл. судебно-медицинского исследования от 23 июля 2012 г. в отношении несовершеннолетней Ш.А.А., указанные повреждения как в совокупности, так и каждое в отдельности не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, в связи с чем не расцениваются как вред здоровью и судебно-медицинской оценке по степени тяжести не подлежат (л.д. 8).

    По данному факту МО МВД России «Новозыбковский» была проведена проверка, в возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 116 УК РФ было отказано по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, ввиду не достижения несовершеннолетним Б. возраста привлечения к уголовной ответственности (л.д. 39 — 41).

    Оценив в совокупности представленные суду доказательства, объяснения несовершеннолетних очевидцев конфликта и их родителей, показания свидетеля Ш., указавшей на то, что после избиения Б. ее дочери, им пришлось обращаться в медицинское учреждение и психологу, т.к. дочь жаловалась на головную боль и тошноту, тревожный сон и слабость, была напугана, суд пришел к обоснованному выводу о том, что именно по вине несовершеннолетнего Б. Ш.А.А. были причинены побои, физические и нравственные страдания.

    Размер компенсации морального вреда определен судом правильно с учетом характера физических и нравственных страданий несовершеннолетней Ш.А.А., степени вины несовершеннолетнего причинителя вреда — Б.В., а также его родителей — ответчиков по делу, из-за бесконтрольности которых произошел вышеуказанный инцидент, а также имущественное положение виновных лиц.

    Читайте так же:  Отмена определения о взыскании судебных расходов

    Суд обоснованно, руководствуясь требованиями разумности и справедливости, пришел к выводу о необходимости требования Ш.А. о взыскании компенсации морального вреда удовлетворить частично, в сумме 2000 рублей. Оснований к увеличению размера компенсации морального вреда по доводам апелляционной жалобы судебная коллегия не усматривает.

    Однако судебная коллегия пришла к выводу, что суд необоснованно пришел к выводу о взыскании с ответчиков компенсации морального вреда в солидарном порядке. Решение суда в этой части подлежит изменению. С каждого из ответчиков компенсация морального вреда подлежит взысканию в пользу истца по 1000 руб.

    Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

    Решение Новозыбковского городского суда Брянской области от 29 марта 2013 года изменить и указать в резолютивной части решения:
    Взыскать с П. и Б.В. в пользу Ш.А. компенсацию морального вреда по одной тысяче рублей с каждого.
    В остальной части решение оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

    ОБРАЗЦЫ ЗАЯВЛЕНИЙ В ПОЛИЦИЮ:
    Заявление о побоях в полицию . Образец (побои нанес знакомый)
    Заявление о преступлении в полицию (побои из хулиганских побуждений нанесли неизвестные лица)

    Видео (кликните для воспроизведения).

    ОБРАЗЦЫ ИСКОВ:
    Исковое заявление о возмещении морального вреда, причиненного преступлением (побои или вред здоровью)
    Исковое заявление о компенсации морального вреда, причиненного преступлением (побои, вред здоровью). Требование к двум ответчикам – причинителям вреда о компенсации в равных долях

    Источник: http://logos-pravo.ru/sud-vzyskal-za-poboi-rebenku-2000-rubley-kompensacii-moralnogo-vreda

    Дело № не определено

    ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    г. Покачи 15 марта 2011г.

    Покачевский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры

    председательствующего судьи О.Ю. Шевченко

    с участием помощника прокурора г. Покачи Ю.Н. Евлампьева,

    при секретаре И.А. Пригожеве,

    а также истца Якубовой З.Ф., её представителя по доверенности — адвоката Присяжнюка В.Ф., ответчика Исмаилова Н.И.. его представителя — адвоката Самсонова А.И.

    рассмотрев открытом судебном заседании гражданское дело № Номер обезличен по иску

    Якубовой . к Исмаилову . открытому акционерному обществу «Государственная страховая компания «Югория» о возмещении вреда в связи со смертью кормильца,

    Истец Якубова З.Ф. обратилась в суд с иском к Исмаилову Н.И. о взыскании материального ущерба в размере 28031,29 руб., компенсации морального вреда в размере 1000 000 (один миллион) рублей, расходов по оплате услуг представителя в размере 50000 руб., взыскании в пользу её несовершеннолетнего сына ФИО2 возмещение вреда в связи со смертью кормильца 13036,79 руб. ежемесячно, начиная с момента подачи заявления в суд и до его совершеннолетия и компенсации морального вреда в размере 2000000 (два миллиона) рублей. В обоснование исковых требований указала, что 24.10.2010г., около 01:40 час., на 107 км. автодороги Когалым — Лангепас, в результате ДТП погиб её муж ФИО3. Причиной гибели послужил наезд на него автомобиля ВАЗ-21102, государственный регистрационный знак Номер обезличен, под управление ответчика Исмаилова Н.И.. Полагает, что ответчик, управляя источником повышенной опасности, совершив наезд на её мужа ФИО3, в результате которого последний скончался, причинил ей моральный вред и материальный ущерб, связанный с перевозкой умершего для захоронения на родине. Действиями ответчика, её сыну, также причинен моральный вред, связанный с потерей отца, а также причинен вред, связанный с потерей кормильца.

    В судебном заседании, с учетом того, что в качестве соответчика по делу была привлечена ОАО «Государственная страховая компания «Югория» истец и её представитель — адвокат Присяжнюк В.Ф. изменили исковые требования. Просили взыскать солидарно с обоих ответчиков в пользу истца: расходы по перевозке тела погибшего к месту захоронения в размере 27118 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 50 000 руб.. С ОАО «Государственная страховая компания «Югория» взыскать в пользу несовершеннолетнего ФИО2 страховое возмещение в размере 160 000руб.. С ответчика Исмаилова Н.И. взыскать в пользу несовершеннолетнего ФИО2 возмещение вреда в связи со смертью кормильца 13036,79 руб. ежемесячно, начиная с момента подачи заявления в суд и до его совершеннолетия, компенсацию морального вреда в размере 2000000 (два миллиона) руб. и компенсацию морального в пользу истца в размере 1000000 (один миллион) руб.. В обоснование требования о взыскании компенсации морального вреда истец Якубова З.Ф. пояснила, что её несовершеннолетний сын очень переживает из-за смерти отца, постоянно плачет. Она сама тяжело переносит это горе, ухудшилось состояние здоровья. И во время похорон и теперь вынуждена обращаться за медицинской помощью.

    Ответчик Исмаилов Н.И.исковые требования не признал, суду пояснил, что ДТП, в котором погиб супруг истца, произошло не по его вине, а по вине самого погибшего. Изначально он был намерен оказать семье погибшего посильную материальную помощь, но родственники погибшего стали заявлять несоразмерно большие требования, поэтому он ничего им не выплатил.

    Представитель ответчика — адвокат Самсонов А.И. просил в удовлетворении исковых требований отказать, так как полагал, что размер компенсаций морального вреда ничем необоснован и если должен быть взыскан, то в минимальном размере. При этом должно быть учтено то, что в отношении его доверителя в возбуждении уголовного дела было отказано в связи с отсутствием в деянии состава преступления, что ДТП произошло по вине самого погибшего. Учесть материальное положение ответчика, на содержании которого находятся двое детей, а также то, что истец в настоящее время получает на ребенка пенсию по потере кормильца.

    Представитель соответчика ОАО «Государственная страховая компания «Югория» в судебное заседание не явился, предоставил письменное заявление с просьбой рассмотреть дело в отсутствии их представителя. В связи с чем дело рассмотрено в отсутствие представителя соответчика.

    Из письменных возражений ОАО «Государственная страховая компания «Югория» следует, что она исковые требования не признает в полном объемел.д.77).

    Заслушав пояснения сторон, изучив материалы гражданского дела, заслушав заключение помощника прокурора Евлампьева Ю.Н.. полагавшего исковые требования подлежащими удовлетворению частично, Суд считает исковые требования подлежащими частичному удовлетворению.

    Выводы суда основаны на следующем.

    24.10.2010г. около 01:40, на 107 км. автодороги Лангепас-Когалым, на территории Нижневартовского района, в результате наезда автомобиля ВАЗ-21102, номер государственной регистрации Номер обезличен, под управлением водителя Исмаилова Н.И. пешеходу ФИО3 были причинены телесные повреждения, от которых он скончался на месте дорожно-транспортного происшествия.

    Свидетельство о смерти Номер обезличен выдано отделом ЗАГС администрации г. Покачи ХМАО — Югры Дата обезличена

    Читайте так же:  Пример исковых заявлений в районный суд

    Постановлением ст. следователя СО при ОВД по Нижневартовскому району от 02.12.2010гю в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ, было отказано в связи с отсутствием в деянии Исмаилова Н.И. состава преступления л.д.4). Аналогичное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Исмаилова Н.И. было вынесено после проведения дополнительных проверочных мероприятий 21.02.2011г.л.д.122-125).

    В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина подлежит возмещения в полном объеме лицом, причинившим вред.

    В соответствии со ст.1079 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности, возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины.

    Ответчик Исмаилов Н.И. управлял автомобилем ВАЗ-21102, г/н Номер обезличен по доверенности.

    На момент ДТП гражданская ответственность Исмаилова Н.И. при управлении транспортным средством ВАЗ-21102 г/н Номер обезличен была застрахована в ОАО «ГСК «Югория» по страховому полису серии Номер обезличен

    Погибший в ДТП ФИО3 состоял в зарегистрированном браке с истцом Якубовой З.Ф. с Дата обезличена.л.д.12 копия свидетельства о браке), имел на иждивении ФИО2.,Дата обезличена рожд. л.д.13 копия свидетельства о рождении).

    В соответствии со ст. 1088 ГК РФ в случае смерти кормильца право на возмещение вреда имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню смерти право на получение от него содержания, супруг, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, не достигшими четырнадцати лет либо хотя и достигшими указанного возраста, но по заключению медицинских органов нуждающимися по состоянию здоровья в постороннем уходе….

    В судебном заседании было установлено, что на иждивении погибшего ФИО3 находился его несовершеннолетний сын ФИО2, Дата обезличена рожд.. Истец Якубова З.Ф. к иждивенцам не относится, так как работает воспитателем в МДОУ .

    статьей 1089 ГК РФ предусмотрено, что лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, определенного по правилам статьи 1086 ГК РФ, которую они получали или имели право получать на сове содержание при его жизни. При определении размера возмещения вреда пенсии, назначенные лицам в связи со смертью кормильца, а равно другие виды пенсий, назначенные как до, так и после смерти кормильца, а также заработок (доход) и стипендия, получаемые этими лицами, в счет возмещения им вреда не засчитываются.

    Погибший ФИО3 работал водителем в ООО «. », его средний заработок, согласно справки бухгалтерии составил 26564,84 руб. л.д.68-70).

    При определении доли заработка погибшего, причитающейся его иждивенцу- сыну ФИО2, рассчитываемой в порядке ст.1086 ГК РФ, получается, что доля иждивенца составляет13282,42 руб. ( 26564,84 : 2).

    Таким образом с ответчика Исмаилова Н.И. на содержание несовершеннолетнего ФИО2 в счет возмещения вреда в связи с потерей кормильца, ежемесячно, начиная со дня подачи иска в суд, т.е.с 21.12.2010г. и до достижения восемнадцатилетнего возраста, подлежи взысканию 13282,42 руб.

    Сын погибшего является несовершеннолетним, взыскиваемые судом суммы в счет возмещения вреда в связи с потерей кормильца предназначены для восполнения материальных издержек, связанных с отсутствием денежного содержания со стороны отца, направлены в первую очередь для удовлетворения повседневных потребностей( питание, одежда, обучение). Мать несовершеннолетнего — истец по настоящему делу является его законным представителем в силу закона, на которую Семейным кодексом Российской Федерации возложена обязанность по воспитанию и содержанию детей до достижения ими совершеннолетия, поэтому указанная сумма взыскивается в пользу истца Якубовой З.Ф.

    Доводы ответчика и его представителя об учете вины потерпевшего, грубая неосторожность которого содействовала возникновению вреда, в силу абз.3 п.2 ст.1083 ГК РФ не могут быть учтены.

    Учитывая, что на момент ДТП гражданская ответственность ответчика Исмаилова Н.И. была застрахована в ОАО «ГСК «Югория» по страховому полису серии ВВВ Номер обезличен Суд считает возможным взыскать с соответчика ОАО «ГСК «Югория» возмещение вреда в связи с потерей кормильца в пользу истца Якубовой З.Ф. в размере 135 000 рублей.

    В соответствии со ст.1094 ГК РФ подлежит удовлетворению требование о возмещение расходов на погребение.

    Пунктом 49 Правил ОСАГО предусмотрено возмещение расходов на погребение погибшего в размере не более 25000 руб.. Суд считает возможным взыскать с ОАО «ГСК «Югория» в пользу истца расходы на погребение, а именно расходы, связанные с оплатой провоза тела погибшего к месту захоронения в . . Р.Дагестан, в размере 25 000 руб.. Согласно приобщенных к материалам дела грузовых накладных и квитанций, общая стоимость перевозки тела составила 27118 руб., оставшуюся непокрытой страховым возмещением сумму в размере 2118 руб. Суд считает необходимым взыскать с ответчика Исмаилова Н.И.

    статьей 151 ГК РФ предусмотрено, что если гражданину причинен моральный вред(физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При этом нравственные страдания могут быть связаны и с утратой близкого родственника, его трагической гибелью.

    В силу требований ст.1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности.

    В соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненный потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размере компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

    Судом установлено, что в результате трагической гибели ФИО3 овдовела истец Якубова З.Ф., его сын ФИО2 остался сиротой.

    Доказательства, свидетельствующие об индивидуальных особенностях истца и её несовершеннолетнего сына до и после смерти ФИО3, тяжести перенесенных ими страданий, ухудшение состояния здоровья истца, суду не предоставлены. Поэтому Суд считает размер компенсации заявленный истцом завышенным и полагает возможным взыскать по 150 000 рублей каждому из истцов.

    Руководствуясь ст. 100 ГПК РФ Суд считает возможным удовлетворить требование о взыскании с ответчиков в солидарном порядке возмещение понесенных истцом расходов на представителя в размере 50 000 руб., согласно квитанции Номер обезличен от Дата обезличенаг. л.д.16)

    Читайте так же:  Моральный вред признаки

    В соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчиков подлежит взысканию государственная пошлина в доход бюджета города Покачи, от которой истцы были освобождены.

    На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

    Исковые требования Якубовой . к Исмаилову . открытому акционерному обществу «Государственная страховая компания «Югория» о возмещении вреда в связи со смертью кормильца удовлетворить частично.

    Взыскать с открытого акционерного общества «Государственная страховая компания «Югория» в пользу Якубовой .

    возмещение вреда в связи со смертью кормильца в размере 135 000 руб. ( сто тридцать пять тысяч);

    расходы на погребение в размере 25 000 руб.(двадцать пять тысяч).

    Взыскать с Исмаилова . в пользу Якубовой .

    материальный ущерб в виде расходов на погребение не покрытых страховым возмещением в размере 2118 руб. ( две тысячи сто восемнадцать рублей),

    ежемесячно, начиная с 27 декабря 2010г.взыскать ущерб в результате потери кормильца на содержание несовершеннолетнего ФИО2, Дата обезличена рожд. в размере 13282,42 руб.( тринадцать тысяч двести восемьдесят два рубля сорок две копейки) до достижения им восемнадцатилетнего возраста;

    компенсацию морального вреда в пользу Якубовой . и ФИО2 в размере 150 000 руб. (сто пятьдесят тысяч) каждому.

    Взыскать с ОАО «Государственная страховая компания «Югория» и Исмаилова . в солидарном порядке в пользу Якубовой . расходы по оплате услуг представителя в размере 50 000 руб.(пятьдесят тысяч)

    Взыскать с ОАО «Государственная страховая компания «Югория» государственную пошлину в доход местного бюджета города Покачи в размере 4400 руб.(четыре тысячи четыреста рублей)

    Взыскать с Исмаилова . государственную пошлину в доход местного бюджета города Покачи 1331,29 руб.(одна тысяча триста тридцать один рубль двадцать девять копеек)

    Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры в течение 10 дней.

    Источник: http://www.gcourts.ru/case/2500379

    Моральный вред в пользу несовершеннолетнего

    Компенсация морального вреда несовершеннолетним

    Также крайне важно отделить определение морального вреда лицам, которым он причинен, от субъективного восприятия причиненного морального вреда лицами, защищающими их и подающих от их имени исковые заявления.

    Так при компенсации морального вреда несовершеннолетним в правоприменительной практике возникают ряд проблем: во-первых, неадекватный уровень самооценки по причине еще не полностью сформировавшейся личности самого несовершеннолетнего, его неполная дееспособность; во-вторых, отсутствие у несовершеннолетнего права подавать исковое заявление в защиту своих интересов.

    В первом случае стоит отметить, что критерий самооценки является решающим при компенсации морального вреда конкретному несовершеннолетнему (ребенку), недееспособному лицу, так как размер компенсации определяется с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего, что регламентируется п. 2 ст. 1101 ГК РФ.

    Размер компенсации морального вреда за несовершеннолетнего по общему правилу, определяют родители, точнее, тот размер, который хотят получить, поскольку размер такой компенсации определяется в России только судом. Таким образом, размер компенсации морального вреда оценивается родителями на основе присущих им индивидуальных особенностей, в том числе к ним относят и собственную самооценку, однако, не всегда совпадают индивидуальные особенности родителей и ребенка. На этом основании суду должен четко разграничивать исковые заявления родителей о компенсации морального вреда, причиненного родителям (если, к примеру, с их ребенком случилось несчастье), и исковые заявления, направленные на компенсацию морального вреда, причиненного самому ребенку.

    По Гражданскому процессуальному кодексу РФ ребенок не может подавать исковое заявление до достижения возраста 18 лет, т.е. до совершеннолетия (ч. 1 ст. 37 ГПК РФ), вместо него такое заявление подают его законные представители, родители, а при отсутствии родителей — орган опеки и попечительства. В связи с этим возникает вопрос: кто будет «индивидуализировать» моральный вред, причиненный ребенку, если самостоятельно он этого сделать не может? Практика дает следующий ответ: интерпретация размера компенсации морального вреда происходит через законных представителей несовершеннолетнего, который своего мнения по данному вопросу не высказывает, хотя его мнение в некоторых гражданских делах узнать просто необходимо. Особенно это актуально для подростка, достигшего возраста 14 лет, когда он уже осознает многие вещи.

    Данное утверждение спорно, так как дети в возрасте от 14 до 18 лет способны оценивать ситуацию, в которой они находились, а именно говорить о ней как об опасной, неопасной, очень опасной. Также несовершеннолетние способны интерпретировать фразы в их адрес, как угрозу, отсутствие угрозы, оскорбление, нецензурную брань и т.д. Ситуации, когда суд отказывает в удовлетворении ходатайства, возникают по таким делам, по которым о проведении опроса несовершеннолетнего ходатайствует ответчик, поскольку это может существенно повлиять на размер взыскиваемой судом компенсации морального вреда, как правило, в сторону уменьшения. Также общеизвестным фактом является то, что многие дети в возрастном промежутке от одного года до десяти лет лишены чувства опасности. Попадая в критическую ситуацию, они не переносят той стрессовой нагрузки, характерной для взрослых, воспринимая происходящее в игровой форме. Неверным будет взыскание компенсации морального вреда, исходя из тех нравственных страданий, которые перенес родитель несовершеннолетнего, беспокоясь за жизнь ребенка, а не сам несовершеннолетний, который, мог напротив испытывать положительные эмоции.

    При таких гражданских делах наиболее полную информацию об эмоциональном состоянии ребенка, пережившего стрессовую ситуацию, может предоставить эксперт-психолог, указав также в своем заключении помимо конкретных эмоций несовершеннолетнего ряд его индивидуальных особенностей, которые могут помочь при определении размера компенсации морального вреда: эмоциональная ранимость или эмоциональная устойчивость к стрессовым ситуациям, характер, темперамент. В данном случае речь идет о несовершеннолетних в возрасте от одного года до десяти лет. Как полагает Т. Будякова, применение критерия индивидуальных особенностей потерпевшего при определении размера компенсации морального вреда в наибольшей степени отражает происходящее, если в процессе оценки степени физических и нравственных страданий применять специальные психологические, медицинские и иные познания.

    Таким образом, несмотря на то что ряд авторов отказывается признать возможность применения категории морального вреда к несовершеннолетнему в силу недостаточной сформированности психики последнего, стоит отметить ,что законодатель делает акцент на учет мнения несовершеннолетнего, достигшего десятилетнего возраста, исходя из формирования необходимого для объективной оценки опасной для жизни и здоровья ситуации, что подтверждает те точки зрения, которые отталкиваются от допустимости применения к такому специфическому субъекту как несовершеннолетний такого понятия как моральный вред.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Источник: http://voxlex.ru/civilis/grazhdanskoe-pravo/49-kompensatsiya-moralnogo-vreda-nesovershennoletnim.html

    Моральный вред в пользу несовершеннолетнего
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here