Моральный вред военнослужащему

Помощь по теме: "Моральный вред военнослужащему" с полным описанием проблематики и решением. Ели у вас есть вопросы, то обратитесь к дежурному консультанту.

Статья 8. Возмещение ущерба военнослужащими

Статья 8. Возмещение ущерба военнослужащими

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 8 настоящего Федерального закона

ГАРАНТ:

Постановлением Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2001 г. часть первая пункта 1 статьи 8 настоящего Федерального закона признана не противоречащей Конституции РФ

1. Возмещение ущерба, размер которого не превышает одного оклада месячного денежного содержания военнослужащего и одной месячной надбавки за выслугу лет, производится по приказу командира (начальника) воинской части путем удержаний из денежного довольствия военнослужащего, причинившего ущерб.

Приказ о возмещении ущерба, причиненного командиром (начальником) воинской части, издается вышестоящим в порядке подчиненности командиром (начальником) воинской части.

Вопрос о возмещении ущерба, размер которого превышает один оклад месячного денежного содержания военнослужащего и одну месячную надбавку за выслугу лет, решается судом по иску командира (начальника) воинской части. Иск о возмещении ущерба, причиненного командиром (начальником) воинской части, предъявляется вышестоящим в порядке подчиненности командиром (начальником) воинской части.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 4 декабря 2006 г. N 203-ФЗ в пункт 2 статьи 8 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2007 года

2. Приказ соответствующего командира (начальника) воинской части о возмещении ущерба должен быть издан в двухнедельный срок со дня окончания административного расследования или принятия соответствующим командиром (начальником) решения по результатам рассмотрения материалов о дисциплинарном проступке либо поступления решения суда или материалов ревизии, проверки, дознания, следствия, объявлен военнослужащему под роспись и обращен к исполнению по истечении семи дней после объявления его военнослужащему.

В случае, если приказ о возмещении ущерба не издан в двухнедельный срок, вопрос о привлечении военнослужащего к материальной ответственности решается судом по иску соответствующего командира (начальника) воинской части.

3. Военнослужащие, проходящие военную службу за пределами Российской Федерации, возмещают причиненный ущерб в валюте страны пребывания. В случае невозможности возмещения ущерба в валюте страны пребывания (в том числе в случае убытия военнослужащего на территорию Российской Федерации) ущерб возмещается в рублях в пересчете по официальному курсу валюты, установленному Центральным банком Российской Федерации на день обнаружения ущерба.

4. Приказ командира (начальника) воинской части о возмещении ущерба может быть обжалован военнослужащим вышестоящему командиру (начальнику) и (или) в суд. Обжалование приказа о возмещении ущерба не приостанавливает удержаний денежных средств из денежного довольствия военнослужащего. При отмене приказа о возмещении ущерба удержанные денежные средства возвращаются военнослужащему.

ГАРАНТ:

Постановлением Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2016 г. N 22-П взаимосвязанные положения абзаца третьего статьи 5 и пункта 5 статьи 8 настоящего Федерального закона признаны:

— соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой эти положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагают привлечение военнослужащего к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный им имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, в случае совершения преступления, предусмотренного уголовным законодательством РФ, что установлено вступившим в законную силу приговором суда, и не препятствуют при отсутствии такого приговора принятию в пределах срока, определенного пунктом 4 статьи 3 настоящего Федерального закона, решения о взыскании с военнослужащего причиненного им ущерба в ограниченном либо — при наличии иных перечисленных в его статье 5 оснований — в полном размере при условии установления в надлежащей процедуре юридически значимых обстоятельств, необходимых и достаточных для привлечения этого лица к соответствующему виду материальной ответственности;

— не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой эти положения — по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, — допускают возможность привлечения военнослужащего, уголовное дело в отношении которого прекращено на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, вследствие установления в его действиях (бездействии) признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством РФ (и тем самым — фактического признания его виновным в совершении преступления), иным, отличным от вынесенного в процедуре уголовного судопроизводства приговора суда, правоприменительным решением, включая постановление суда, принятое в рамках гражданского судопроизводства на основании содержащихся в акте органа предварительного расследования о прекращении уголовного дела сведений о фактических обстоятельствах деяния и его выводов относительно совершения этого деяния данным лицом

5. Возмещение ущерба производится независимо от привлечения военнослужащего к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности за действия (бездействие), которыми причинен ущерб.

6. Военнослужащий может добровольно полностью или частично возместить причиненный ущерб в денежной форме.

7. Удержания из денежного довольствия военнослужащего по решению суда производятся на основании выданного судом исполнительного листа.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 4 июня 2014 г. N 145-ФЗ в пункт 8 статьи 8 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2017 г.

8. Разница между размером причиненного ущерба и определенным приказом командира (начальника) воинской части или решением суда размером удержаний из денежного довольствия военнослужащего относится за счет средств, выделенных из федерального бюджета соответствующему федеральному органу исполнительной власти (федеральному государственному органу), в ведении которого находится воинская часть, решением командира (начальника) в пределах предоставленных ему прав.

>
Возмещение ущерба в случае увольнения военнослужащего с военной службы или перевода его к новому месту службы
Содержание
Федеральный закон от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих» (с изменениями и дополнениями)

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.


Источник: http://base.garant.ru/180688/31de5683116b8d79b08fa2d768e33df6/

ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда

Несчастный случай

10 июня 2017 года несовершеннолетняя Алина Ахматова* попала под поезд на перегоне между станциями «Амурский залив» и «Надеждинская», что в Приморском крае. Девочка получила тяжелые ранения, но она выжила и ей присвоили инвалидность. Ахматову перевели на домашнее обучение, потому что она «не адаптирована к нахождению в коллективе и не совсем адекватно воспринимает и оценивает происходящее вокруг неё».

Читайте так же:  Персональные данные на карте

Родители девочки подали иск к РЖД и «Ингосстраху», у которого железнодорожный монополист застраховал свою ответственность. В числе прочего, они потребовали крупную компенсацию морального вреда — потому что произошедшее доставило «глубокие нравственные страдания» как самой девочке, так и ее родственникам, которые теперь вынуждены ухаживать за ней.

Первая инстанция удовлетворила требования истцов, но частично: взыскала 3 млн руб. в пользу пострадавшей (2,7 млн руб. с РЖД и 0,3 млн руб. — с «Ингосстраха»). В пользу родственников, с которыми она проживает, суд взыскал с РЖД еще 1 млн руб., распределив его между матерью, отцом и братом девочки. Апелляция решение пересмотрела: суд решил, что сумма компенсации морального вреда не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. Ведь Ахматова проявила «грубую неосторожность» и находилась на железнодорожных путях в нарушение Правил проезда и перехода через железнодорожные пути. А значит, совершённые ею действия без наличия вины «относятся к объективно-неправомерным действиям — деяниям, нарушающим норму права и причиняющим вред — которые подлежали учёту как обстоятельства транспортного происшествия». В итоге Приморский краевой суд снизил размер компенсации морального вреда, а родственникам и вовсе отказал в компенсации.

ВС: компенсация переживаний за близких возможна

По представлению из Генеральной прокуратуры дело было пересмотрено в Верховном суде. Гражданская коллегия пришла к выводу, что апелляция не приняла во внимания «индивидуальные особенности» Ахматовой, на которые указал суд первой инстанции при обсуждении вопроса о наличии или отсутствии в ее действиях грубой неосторожности. А именно — возраст девочки, которая «не могла осознавать опасность своих действий, предвидеть их последствия и следовательно, не могла допустить грубую неосторожность». Первая инстанция правильно оценила размер морального вреда для девочки в 3 млн руб., указал ВС.

Кроме того, Верховный суд напомнил: в случае причинения вреда жизни или здоровью гражданина родственники и другие члены семьи гражданина могут заявить требование о компенсации морального вреда. Потому что, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся «близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи», возможно причинение морального вреда не только пострадавшему, но и лично членам семьи — в связи с причинением вреда здоровья их близкому родственнику. Таким образом, был признан ошибочным вывод апелляции о том, что переживания родственников после происшествия за жизнь и здоровье девочки являются производными от ее собственных переживаний.

В итоге коллегия ВС по гражданским делам отменила акт апелляционной инстанции и «засилила» решение Надеждинского районного суда Приморского края.

Председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда Ирин Фаст относит определение ВС к категории «знаковых» по теме компенсации морального вреда. «Верховный суд в своих судебных актах исключительно редко высказывает свою позицию по этому вопросу», — отмечает она.

В Определении категорично и однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Судебная практика по данному вопросу складывается таким образом, что суды устанавливают вину в несчастном случае даже несовершеннолетним. Это приводит к снижению ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

По словам эксперта, «особенно удручающая» ситуация сложилась именно по искам к РЖД. «Количество людей, гибнущих под колесами поездов и получающих травмы с последующей инвалидизацией исчисляется тысячами, а размеры присуждаемых компенсаций мизерны, судебные акты формальны и написаны «под копирку», — объясняет Фаст. Так, средний размер компенсации морального вреда по искам к «РЖД» составляет порядка 30 000 руб. по делам в связи с гибелью близкого родственника.

Источник: http://pravo.ru/news/213559/

К ВОПРОСУ О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ПРИ НАРУШЕНИИ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

«КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
«ТРУДОВОЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 30.12.2001 N 197-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.12.2001)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 27.05.1998 N 76-ФЗ
«О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ»
(принят ГД ФС РФ 06.03.1998)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)» от 26.01.1996 N 14-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
ПРИКАЗ Министра обороны РФ от 28.01.2004 N 20
«ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПЕРЕЧНЯ ВОИНСКИХ ДОЛЖНОСТЕЙ, ПОДЛЕЖАЩИХ ЗАМЕЩЕНИЮ СТАРШИМИ И МЛАДШИМИ ОФИЦЕРАМИ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, КОТОРЫЕ РАЗРЕШАЕТСЯ ЗАМЕЩАТЬ ГРАЖДАНСКИМ ПЕРСОНАЛОМ»
ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 09.12.1999 N 209-О
«ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ КУРКИНОЙ ЕЛЕНЫ АНАТОЛЬЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 535 ГК РСФСР»
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 N 9
«О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВОИНСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ, ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ И СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ»
Право в Вооруженных Силах, 2005, N 6

Источник: http://www.lawmix.ru/comm/935

КАК ДОКАЗАТЬ ПРИЧИНЕНИЕ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ПРИ ПОКУШЕНИИ НА ЧЕСТЬ, ДОСТОИНСТВО И ДЕЛОВУЮ РЕПУТАЦИЮ ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО

«ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР»
(утв. ВС РСФСР 11.06.1964)
«ОСНОВЫ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА СОЮЗА ССР И РЕСПУБЛИК»
(утв. ВС СССР 31.05.1991 N 2211-1)
ЗАКОН РФ от 09.12.1991 N 2005-1
«О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОШЛИНЕ»
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)»
от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)»
от 26.01.1996 N 14-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
«УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 27.05.1998 N 76-ФЗ
«О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ»
(принят ГД ФС РФ 06.03.1998)
Право в Вооруженных Силах, N 12, 2002

Источник: http://www.lawmix.ru/comm/4449

Дело N33-2378/2017. О взыскании компенсации морального вреда.

СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

от 14 марта 2017 г. по делу N 33-2378/2017

Судья: Бреславцева И.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе:

судьи-председательствующего Криволаповой Е.А.,

судей: Киселева Г.В., Тепловой Т.В.,

при секретаре судебного заседания К.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ответчика — Министерства обороны Российской Федерации, поданной представителем по доверенности К.Т. на решение Промышленного районного суда г. Ставрополя Ставропольского края от 12 ноября 2014 года

по иску З.Л.ПА. к Войсковой части 72153 Республики Адыгея г. Майкоп, Министерству обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда,

заслушав судью-докладчика Киселева Г.В.,

30 мая 2014 года З.Л.ПА. обратилась в Промышленный районный суд г. Ставрополя с данным иском, указав, что ее супруг З.В.В. проходил военную службу по контракту в составе войсковой части «. «. В настоящее время правопреемником войсковой части N «. » является воинская часть «. «.». » погиб от «. «. Ей должна быть осуществлена компенсация морального вреда вне зависимости от вины причинителя вреда, поскольку вред был причинен источником повышенной опасности — боевым оружием. Просила суд признать ответчиком войсковую часть «. «. Взыскать с войсковой части N «. » в пользу З.Л.ПА. компенсацию морального вреда в размере 650.000 рублей, на услуги представителя — 15.000 рублей (л.д. 3-8).

Читайте так же:  Как снять запрет на выезд за границу

Определением Промышленного районного суда г. Ставрополя от 29 июля 2014 года исковое заявление З.Л.ПА. к Войсковой части N «. » о взыскании компенсации морального вреда оставлено без рассмотрения (л.д. 46).

03 октября 2014 года З.Л.ПА. в лице представителя по доверенности З.Г. обратилась в Промышленный районный суд г. Ставрополя с заявлением о возобновлении производства по делу, приложив уточненный иск, в котором просила суд признать ответчиком войсковую часть N «. «. Взыскать с войсковой части N «. » в пользу З.Л.ПА. компенсацию морального вреда в размере 650.000 рублей, на услуги представителя — 15.000 рублей (л.д. 55, 56-61).

Определением Промышленного районного суда г. Ставрополя от 03 октября 2014 года определение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 29 июля 2014 года отменено (л.д. 62).

14 октября 2014 года З.Л.ПА. в лице представителя по доверенности З.Г. уточнила иск, просила суд признать Министерство обороны Российской Федерации, главного распорядителя бюджетных средств, получателя бюджетных средств войсковой части N «. » в порядке субсидиарной ответственности по денежным обязательствам войсковой части «. «. Взыскать с Министерства обороны Российской Федерации, главного распорядителя бюджетных средств, получателя бюджетных средств войсковой части N «. » в пользу З.Л.ПА. компенсацию морального вреда в размере 650.000 рублей, на услуги представителя — 15.000 рублей (л.д. 69-72).

Обжалуемым решением Промышленного районного суда г. Ставрополя от 12 ноября 2014 года исковые требования З.Л.ПА. к войсковой части N «. » Республики Адыгея г. Майкоп, Министерству обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда удовлетворены частично. Министерство обороны Российской Федерации признано главным распорядителем бюджетных средств получателя бюджетных средств (войсковой части N «. «) в порядке субсидиарной ответственности по денежным обязательствам войсковой части N «. «. С Министерства обороны Российской Федерации — главного распорядителя бюджетных средств по денежным обязательствам войсковой части N «. » в пользу З.Л.ПА. взыскана компенсация морального вреда в размере 500.000 рублей. В удовлетворении оставшейся части искового требования о компенсации морального вреда в размере 150.000 рублей истцу З.Л.ПА. отказано. С Министерства обороны Российской Федерации — главного распорядителя бюджетных средств по денежным обязательствам войсковой части N «. » в пользу З.Л.ПА. на услуги представителя взыскано 15.000 рублей (л.д. 89а-96).

Возражений относительно доводов апелляционной жалобы не поступило.

Исследовав материалы гражданского дела N 2-8996/14, обсудив доводы изложенные в апелляционной жалобе, заслушав представителя Министерства обороны Российской Федерации по доверенности С., поддержавшую доводы апелляционной жалобы, заключение прокурора Ледовской Н.В., полагавшей, что решение суда подлежит отмене, ***лобы, ***здставителя истца З.Л.ПБ. по доверенности З.Г., возражавшую против удовлетворения доводов апелляционн*** проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия считает, что решение суда подлежит отмене в связи с неправильным применением норм материального и процессуального права.

Судом первой инстанций неправильно истолкованы и применены к спорным отношениям положения статей 1079 , 1100 ГК РФ.

Данная позиция изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 12 сентября 2016 года N 19-кг16-21.

Видео (кликните для воспроизведения).

В силу п. 1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и ст. 151 ГК РФ.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред ( ст. 151 ГК РФ).

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ, определяющей общие основания ответственности за причинение вреда, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред ( абз. 1 п. 1 ст. 1064 ГК РФ). Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда ( п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

Согласно ст. 1069 ГК РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Статьей 1084 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 ( статьи 1064 — 1101 ), если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Учитывая особый характер обязанностей государства по отношению к военнослужащим как лицам, выполняющим конституционно значимые функции, а также задачи Российской Федерации как социального государства по обеспечению эффективной защиты и поддержки семьи и исходя из того, что правовой статус семьи военнослужащего, погибшего при исполнении воинского долга (умершего вследствие увечья, ранения, травмы, контузии, полученных при исполнении обязанностей военной службы), производен от правового статуса военнослужащего и обусловлен спецификой его профессиональной деятельности, федеральный законодатель предусмотрел также особый правовой механизм возмещения вреда, причиненного в связи со смертью кормильца, для членов семей погибших (умерших) военнослужащих .

Из приведенных нормативных положений и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации следует, что обязанность по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, в том числе компенсации морального вреда, за счет соответствующей казны (в данном случае заявлено исковое требование о компенсации морального вреда к Министерству обороны Российской Федерации, войсковой части ) может быть возложена на государственные органы или должностных лиц этих органов при наличии противоправности деяния и вины указанных органов и лиц в причинении вреда жизни и здоровью военнослужащего. Если в действиях государственных органов, а также их должностных лиц не установлено противоправности и вины в причинении военнослужащему вреда, то основания для компенсации морального вреда по нормам главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствуют.

Читайте так же:  Муж подал встречный иск на алименты

Между тем в материалах дела не имеется доказательств, подтверждающих вину военнослужащих или должностных лиц войсковой части в непосредственном причинении вреда жизни военнослужащего «. » Направление «. » для прохождения службы в войсковую часть в Чеченской Республике (отнесена к зоне вооруженного конфликта с декабря 1994 года по декабрь 1996 года согласно Перечню государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации, установленному Федеральным законом от 12 января 1995 года N 5-ФЗ «О ветеранах»), где он погиб при исполнении обязанностей военной службы, само по себе не свидетельствует о причинении вреда его жизни в результате незаконных действий должностных лиц Министерства обороны Российской Федерации, руководителей и военнослужащих войсковой части.

При таких обстоятельствах суд неправомерно признал за З.Л.ПА. право на компенсацию морального вреда и возложил обязанность по его возмещению на Министерство обороны Российской Федерации как на главного распорядителя бюджетных средств подведомственного ему получателя бюджетных средств войсковой части, не установив обязательных для этого в силу норм главы 59 ГК РФ условий.

Вывод судов со ссылкой на статьи 1079 , 1100 ГК РФ о том, что в данном случае вред, причиненный «. «., возмещается независимо от вины причинителя вреда, как причиненный источником повышенной опасности (огнестрельным оружием), является несостоятельным в связи со следующим.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 ст. 1083 данного Кодекса. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, в частности в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Огнестрельное оружие — оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии метаемым снаряжением, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда ( статья 1 Федерального закона от 13 декабря 1996 года N 150-ФЗ «Об оружии»).

Из системного толкования названных норм и разъяснений п. 18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 усматривается, что огнестрельное оружие не является источником повышенной опасности в гражданско-правовом аспекте. В гражданско-правовых отношениях под осуществлением деятельности граждан и юридических лиц, связанной с повышенной опасностью, понимается работа производства, предприятия, управление транспортными средствами и тому подобная деятельность, связанная с высокой вероятностью причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека.

С учетом приведенных обстоятельств судебная коллегия считает, что правовые основания для взыскания в пользу З.Л.ПА. компенсации морального вреда в связи со смертью ее мужа в соответствии со статьями 1079 , 1100 ГК РФ отсутствовали, поскольку в данном случае вред военнослужащему З.В.И. причинен при исполнении обязанностей военной службы в зоне вооруженного конфликта огнестрельным оружием, не являющимся источником повышенной опасности по смыслу ст. 1079 ГК РФ.

На основании изложенного решение суда подлежит отмене, доводы апелляционной жалобы — удовлетворению, с принятием по делу нового решения об отказе З.Л.ПА. в удовлетворении требований к Войсковой части N «. » Республики Адыгея г. Майкоп, Министерству обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда.

Руководствуясь статьями 327 — 330 ГПК РФ, судебная коллегия

решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 12 ноября 2014 года отменить, апелляционную жалобу Министерство обороны Российской Федерации удовлетворить.

Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении требования З.Л.ПА. к Войсковой части «. » Республики Адыгея г. Майкоп, Министерству обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда отказать.

Источник: http://advokat-malov.ru/zakony-i-kodeksy/zakon-o-statuse-voennosluzhashhih/glava-ii—prava-i-svobody-voennosluzhaschih—grazhdan—uvolennyh-s-voennoy-sluzhby—i-chlenov-ih-semey/statya-18—zakon-o-statuse-voennosluzhaschih/sud-praktika-k-state-18-zakon-o-statuse-voennosluzhaschih-49888.html

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Читайте так же:  Отдел по делам несовершеннолетних истра

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Источник: http://pravo.ru/news/217077/

Иск не по уставу

Вынесены два приговора в отношении военнослужащих Российской армии, грубо нарушивших воинский устав.

Срочников Григория Журавлева и Михаила Дудина призвали в армию из Пермского края в разные регионы страны — на Дальний Восток и в Северную Осетию. Первый солдат в результате издевательств умер, второй из-за безалаберности офицера навсегда стал инвалидом.

За гибель своего сына в армии Елена Вяткина намерена получить тридцать миллионов рублей в качестве компенсации морального вреда. Он был забит до смерти своим сослуживцем в одной из воинских частей в Хабаровском крае.

Краснореченский гарнизонный военный суд признал виновным Владимира Зайцева в гибели рядового Григория Журавлева. А именно — в совершении преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего) и частью 3 статьи 286 УК РФ (превышение полномочий с применением насилия).

Служащий в армии по контракту Зайцев в ночь с тридцатого июня на первое июля 2009 избил молодого солдата до такой степени, что того пришлось немедленно госпитализировать. Но врачи не сумели помочь Журавлеву. В этот же день он умер от побоев в военном госпитале. Григорий Журавлев прослужил в рядах Российской Армии всего сорок дней. 15 июня он принял присягу, а в ночь с 30 июня на 1 июля погиб. Григорий Журавлев в переписке с друзьями не раз косвенно подтверждал существование в воинской части дедовщины. В частности, он писал, что солдаты контрактной службы приказывали воровать еду для их семей из столовой и для своего развлечения заставляли участвовать в боях без правил.

Елена Вяткина главными виновниками гибели сына считает руководителей воинской части.

— Если бы руководство части следило за исполнением устава, этой трагедии не произошло бы, — говорит она. — Пока командиры не будут нести личную ответственность за каждый инцидент в их части, молодые люди, защитники Отечества, опора и надежда нашей страны, так и будут гибнуть в воинских частях тысячами или возвращаться морально изуродованными.

Военный суд приговорил Владимира Зайцева к лишению свободы сроком на одиннадцать лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Он признан виновным в совершении сразу двух преступлений — умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего, а также в превышении должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий. На суде он полностью признал свою вину.

Но Елена Вяткина хочет, чтобы за смерть сына поплатился не только армейский сержант. Она желает, чтобы министерство обороны компенсировало ей моральный вред, причиненный гибелью сына. До призыва в армию Григорий Журавлев неплохо зарабатывал и содержал на свои деньги мать и младших сестер. Поэтому вполне справедливо, по мнению Вяткиной, если ей выплатят сумму в тридцать миллионов рублей. Именно столько денег смог бы заработать ее сын в ближайшие пять лет, считает мать погибшего солдата. Сейчас она с помощью юристов готовится подать такой иск к воинской части, где погиб ее сын. Заявление Елена Вяткина направит в Кировский районный суд Перми. Это будет сделано в ближайшее время. Надежда на положительное решение суда подкреплена свежей судебной практикой: в Пермском крае уже есть прецеденты, когда пострадавшие во время воинской службы люди сумели добиться компенсации морального вреда.

Читайте так же:  Признание права собственности наследование исковое заявление

Нытвенский районный суд Пермского края решил взыскать с войсковой части 66431, расположенной в Северной Осетии, 200 тысяч рублей в пользу бывшего военнослужащего Михаила Дудина. Эти деньги пойдут на компенсацию морального вреда, причиненного в результате ранения, полученного пермяком во время прохождения службы.

В августе 2007 года Михаил со своими сослуживцами находился во дворе своей части. Неподалеку от них лейтенант Алексей Майоров, исполнявший в тот день обязанности начальника караула, решил проверить свое оружие. Он достал из кобуры служебный пистолет, извлек из него магазин с патронами, и, сняв с предохранителя, нажал на спусковой крючок. Раздался выстрел. Оказывается, Майоров забыл о том, что в стволе пистолета находился патрон. При выстреле лейтенант направил оружие вниз, и вылетевшая из ствола пуля, отрикошетив от асфальта, угодила в живот Михаила Дудина. Он моментально ослабел и начал терять сознание. Раненого занесли в караулку, оказали первую помощь и отправили в госпиталь.

— Меня доставили в госпиталь буквально полуживым, — говорит Михаил Дудин. — Поэтому врачи сразу же начали проводить сложную операцию.

Врачи поставили Михаилу диагноз — «огнестрельное пулевое, проникающее сквозное ранение живота с повреждением сигмовидной кишки, с размозжением левой почки, острой массивной кровопотерей — полтора литра, геморрагический шок второй степени». Почку у Дудина удалили, и после трехмесячного лечения его комиссовали и отправили домой. При этом он был признан инвалидом третьей группы. Из армейской казны ему выплатили страховку — 129 440 рублей.

Но в прошлом году Михаила начали тревожить боли в пояснице. При медицинском обследовании у него обнаружили заболевание единственной оставшейся почки. После курса лечения врачи порекомендовали ему поехать на курорт, а также прописали ряд препаратов. Лекарства дорогие, а на санаторное лечение денег не было. Вполне логично рассуждая, что он не сам виноват в приобретении болезни, Дудин обратился в военкомат. Там он попросил выделить ему путевку в пермский санаторий или оплатить ее стоимость. Представители министерства обороны РФ ему отказали.

После этого Михаил Дудин обратился в суд, чтобы с его помощью решить вопрос о получении денег на санаторное лечение и компенсации своих затрат, как финансовых, так и моральных.

— К сожалению, Михаил не сохранил все аптечные чеки, — говорит Наталия Рябинина, адвокат Дудина. — Мы смогли предъявить только два на общую сумму в 2101 рубль. Кроме того, заявлен иск на компенсацию морального вреда в размере семисот тысяч рублей и иск о получении денег на курортное лечение в сумме 49 355 рублей.

Однако вскоре выяснилось, что иск предъявлять не к кому. Судебные извещения, направляемые заказными письмами в адрес части, где служил Михаил Дудин, возвращались нераспечатанными, с надписью «Не получены». Так продолжалось восемь месяцев. После чего иск предъявили непосредственно министерству обороны. Сразу же выяснилось, что войсковая часть, где получил ранение пермяк, не исчезла, а просто реорганизована и поменяла номер. Но находится там же, в Северной Осетии.

На суде представитель министерства обороны не согласился с иском о компенсации морального вреда. По мнению военного юриста, Дудин уже получил от армии страховку и больше не имеет права претендовать на какие-либо деньги. Кроме того, иск надо было предъявлять не армии, а непосредственному виновнику происшедшего — лейтенанту Майорову. С решением вопроса о санаторном лечении все оказалось проще. Дудин вместо того, чтобы обратиться с письменным запросом в военкомат о выделении путевки, попросил ее устно. Представитель минобороны пояснил, что следует получить письменный отказ и только после этого обжаловать его в суде.

Нытвенский районный суд частично удовлетворил исковые требования Михаила Дудина, снизив при этом запрашиваемую им сумму с семисот до двухсот тысяч рублей. При этом суд учел, что ранее выплаченная страховая сумма являлась компенсацией лишь за причиненное увечье. Никакого отношения к моральному вреду она не имеет. При этом деньги будут взысканы не со стрелявшего в солдата лейтенанта, а с войсковой части, поскольку вред получен Дудиным при исполнении служебных обязанностей. По решению вопроса о получении денег на санаторно-курортное лечение суд отказал бывшему солдату, порекомендовав сначала направить запрос в военкомат в письменном виде. Суммы, затраченные на лекарства, Михаил Дудин получит полностью.

Однако военные юристы не стали обжаловать это решение, и оно вступило в законную силу.

Александра Вракина, ведущий координатор Совета родителей военнослужащих Прикамья:

— За последние годы атмосфера в армии изменилась в лучшую сторону. Я недавно вернулась из командировки в Челябинскую область, посетила воинские части в Карабаше и Чебаркуле. Раньше оттуда поступало много жалоб от солдат. Я приятно поражена тем, что увидела. Командиры правильно понимают жизнь солдат. Есть ежедневный спрос с офицеров. В Чебаркуле командир бригады каждый день лично отчитывает провинившихся офицеров, например. И везде порядок. Я считаю, что так и надо. И лишний раз убедилась, что все зависит от командира.

Дедовщины сейчас в армии нет. Все солдаты служат одинаково, по году. Но возникла новая проблема — неуставные отношения. Контрактники как бы заменили дедов. Но они же взрослые мужчины и порой ведут себя гораздо хуже дедов. Если в части грамотный командир, то проблема неуставных отношений решается положительно.

Все в руках командира. В его власти предотвратить любое происшествие в части, если он будет контролировать своих подчиненных.

Сейчас в процессе подготовки иск к пермской войсковой части со стороны бывшего солдата срочной службы Игоря Степанова. В сентябре 2008 года, во время учений, прапорщик Илназ Хасанов выстрелил из автомата в живот Степанова холостым патроном. При этом солдат получил огнестрельное ранение и у него развился гнойный перитонит. Сумма иска пока уточняется.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://rg.ru/2009/12/24/reg-permkray/dedovchina.html

Моральный вред военнослужащему
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here