Нарушение права на свободу собраний

Помощь по теме: "Нарушение права на свободу собраний" с полным описанием проблематики и решением. Ели у вас есть вопросы, то обратитесь к дежурному консультанту.

ЕСПЧ посчитал недопустимым наказание за не нарушающий общественный порядок флешмоб

19 ноября Европейский Суд вынес Постановление по делу «Оботе против России» по жалобе россиянина на разгон флешмоба полицией и назначение ему административного штрафа за участие в нем.

В январе 2009 г. Андрей Оботе участвовал в столичном флешмобе возле Дома Правительства РФ. Тогда семеро человек с заклеенными скотчем ртами расположились на Горбатом мосту, держа в руках белый лист бумаги. Вскоре сотрудники полиции приказали им разойтись. После вопроса заявителя о причинах разгона мероприятия его задержали и доставили в Пресненский ОВД. В отношении Андрея Оботе был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 20.2 (нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования) КоАП РФ.

В ходе судебного разбирательства по делу гражданин утверждал, что проведенный флешмоб не является пикетом по смыслу Закона о публичных мероприятиях. Соответственно, он не участвовал в пикете, а просто хотел проверить реакцию властей на акцию. Тем не менее мировой судья признал его виновным и оштрафовал на 1 тыс. рублей. Обжалование решения в районный суд не увенчалось успехом.

В жалобе в Европейский Суд Андрей Оботе ссылался на нарушение ст. 11 (свобода собраний и объединений) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Он настаивал, что разгон флешмоба и последующее административное преследование были непропорциональным вмешательством государства в права на свободу мирных собраний. Заявитель просил присудить ему компенсацию морального вреда в размере 4 тыс. евро.

В возражениях Правительство РФ ссылалось на неприемлемость жалобы в связи с незначительным наказанием правонарушителя. Кроме того, отмечалось, что действия заявителя были расценены как проведение пикета, для проведения которого установлен уведомительный порядок.

В контрдоводах на эти аргументы Андрей Оботе указал, что действия российских властей оказали «сдерживающий эффект» в части реализации личных прав гражданина, а уведомительный порядок создает дополнительные барьеры для проведения публичных мероприятий.

Оценивая допустимость жалобы, Европейский Суд отметил, что нарушение Конвенции может касаться важных и принципиальных вопросов независимо от их материальной составляющей. Следовательно, несмотря на минимальный размер штрафа, она нуждается в рассмотрении Страсбургским судом. После изучения материалов дела в свете общих принципов свободы собраний, установленных в деле «Навальный против России», ЕСПЧ счел, что спорный флешмоб подпадает по действие ст. 11 Конвенции, а разгон такой акции нарушает ее положения, поэтому необходимо оценить законность вмешательства, а также его необходимость в условиях демократического общества.

ЕСПЧ пояснил, что полицейские разогнали флешмоб, а заявитель был оштрафован судом только по причине того, что российские власти не получили уведомления о его проведении. Основное противоречие, подчеркнул Суд, кроется в оценке того, является ли флешоб пикетом, который подпадает под действие Закона о публичных мероприятиях. Он добавил, что сам характер проведения акции (участники заклеили рты и молча стояли с чистым бумажным листом) вряд ли представлял угрозу общественному порядку. «Однако национальные власти не проявили необходимой степени терпимости к их мирному собранию, несмотря на отсутствие угрозы для безопасности или угрозы беспорядков, по-видимому, не принимая во внимание то, что Суд ранее неоднократно подчеркивал, что соблюдение правил, регулирующих общественные собрания, не должно становиться самоцелью», – отметил ЕСПЧ в своем решении.

В постановлении отмечается, что российские суды формально разрешили дело об административном правонарушении, расценив действия заявителя как пикет. Таким образом, назначенный административный штраф все-таки носил карательный и сдерживающий характер, присущий уголовному наказанию. Как пояснил Суд, свобода участия в мирных собраниях настолько важна, что ее реализация не должна караться даже самым минимальным наказанием, ведь в этом случае человек или группа людей не совершают никаких предосудительных действий. В связи с этим ЕСПЧ отклонил доводы государства-ответчика как не соответствующие насущной социальной необходимости.

Таким образом, Европейский Суд выявил нарушение ст. 11 Конвенции и присудил заявителю компенсацию морального вреда в запрошенном объеме.

Постановление ЕСПЧ содержит особое мнение кипрского судьи Георгиса Сергидеса, к которому присоединился его российский коллега Дмитрий Дедов. В нем они путем детального анализа принципов международного законодательства и прецедентной практики Суда пояснили, в каких случаях подобные жалобы являются приемлемыми для разбирательства в Европейском Суде. Они отметили, что в случае сомнений должен срабатывать принцип эффективности, и высказались за применение определенных параметров в оценке ее допустимости.

В ЕСПЧ заявителя представлял юрист Дома прав человека г. Воронежа Илья Сиволдаев. Он сообщил «АГ», что постановление интересно именно особыми мнениями двух судей. «Оно выполнено на 22 страницах и содержит 62 пункта, при этом в нем имеется 50 ссылок, как в полноценной научной работе. Особое мнение детализирует аргументы ЕСПЧ относительно приемлемости жалобы для рассмотрения по существу и установления факта нарушения права на свободу собраний», – отметил юрист.

По словам Ильи Сиволдаева, Европейский Суд в обоснование своих выводов сослался на 8 постановлений против России и на 8 против других стран. «Таким образом, когда судебный акт вступит в силу, он будет прецедентным не только для России, но и других стран – членов Совета Европы. Что касается РФ, у нас распространена практика административного наказания за участие в публичном мероприятии, даже если оно носило мирный характер и фактически не причиняло ущерб общественному порядку и общественной безопасности, – пояснил он.

Юрист добавил, что само привлечение Андрея Оботе к административной ответственности за участие в мирном собрании (вне зависимости от размера наложенного на него штрафа), с учетом того, что право на участие в мирных собраниях является основополагающим в демократическом обществе, является доказательством значительности понесенного ущерба. Илья Сиволдаев заключил, что размер компенсации морального вреда, присужденный Андрею Оботе, носит прецедентный характер, и в случае нарушения прав россиян на свободу собраний размер такой компенсации должен быть аналогичным.

Эксперт по работе с ЕСПЧ Антон Рыжов считает, что в рассматриваемом деле европейским судьям представилась возможность еще раз раскритиковать российские власти за их топорный подход к любым публичным акциям, проводимым без ведома чиновников. «В данном конкретном случае речь шла о флешмобе, хотя выводы ЕСПЧ применимы и к столь популярным сейчас одиночным пикетам, и к любым иным проявлениям уличной активности. ЕСПЧ подчеркнул, что под российский закон о проведении публичных мероприятий, требующий согласовывать всё и вся, может попасть встреча даже двух знакомых, один из которых держит в руке какой-то предмет», – отметил он.

Читайте так же:  Возражение на иск о расторжении брака

По словам юриста, страсбургские судьи вновь напомнили, что даже несогласованная (а в российском контексте – не разрешенная загодя) акция не обязательно должна вести к ее прекращению, особенно силовому задержанию ее участников. «Если демонстранты не проявляют насилия и агрессии, собрались с мирными целями, не мешают прохожим или транспортному потоку, то властям следует проявить к таким мероприятиям терпимость, – полагает Антон Рыжов. – Таким образом, Россия, наказавшая заявителя на одну тысячу рублей за этот несчастный флэшмоб, должна выплатить ему 4 тыс. евро, то есть сумму, почти в 200 раз превышающую штраф».

Эксперт также отметил, что рассматриваемое дело также примечательно особым мнением киприотского судьи, к которому присоединился судья от РФ Дмитрий Дедов. «Данное мнение содержит оригинальный подход к рассмотрению такого критерия приемлемости жалобы, как “нанесение значительного ущерба”, и может заинтересовать юристов, специализирующихся в работе с ЕСПЧ», – резюмировал Антон Рыжов.

Адвокат АП г. Москвы Валерий Шухардин назвал решение логичным продолжением соответствующей практики ЕСПЧ. «Суд в очередной раз дал разъяснения, как должно быть реализовано на национальном уровне право гражданина на свободу собраний и на свободу слова. Очень надеюсь, что российские суды и органы исполнительной власти начнут правильно применять положения федерального законодательства и Конституции РФ, а не подменять понятия “согласованное массовое мероприятие” на “разрешенное”, “несогласованное” на “запрещенное”, “уведомление” на “разрешение”», – пояснил он.

«Российские суды просто обязаны взять на вооружение эту позицию Европейского Суда, и более того, Россия должна выполнить все меры общего характера, чтобы устранить эту уже системную проблему в нашей стране», – добавил Валерий Шухардин.

Адвокат полагает, что после данного решения и выработанной практики Европейского Суда аналогичные жалобы должны быть рассмотрены по упрощенной схеме и в более короткие сроки, что непременно должно повлиять на национальную судебную практику, в том числе по так называемому Московскому делу.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/espch-poschital-nedopustimym-nakazanie-za-ne-narushayushchiy-obshchestvennyy-poryadok-fleshmob/

Статья 11. Свобода собраний и объединений

Статья 11
Свобода собраний и объединений

1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.

2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений на осуществление этих прав лицами, входящими в состав вооруженных сил, полиции или административных органов государства.

>
Право на вступление в брак
Содержание
Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями и дополнениями)

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Источник: http://base.garant.ru/2540800/9d78f2e21a0e8d6e5a75ac4e4a939832/

Свобода собраний

Нарушение права на свободу собраний является частным проявлением наступления на политические свободы в России. Речь не только о задержаниях на публичных мероприятиях — это лишь одно из звеньев в цепи событий, приводящих к ограничению свободы собраний. В рамках мониторинга этой темы в поле зрения ОВД-Инфо попадают:

неправомерные задержания на публичных мероприятиях

давление на организаторов публичных мероприятий

блокировка публикаций в интернете о публичных мероприятиях

изменения в федеральном законодательстве и региональных законах, вводящих новые запреты на проведение публичных мероприятий

В ежедневном режиме ОВД-Инфо принимает звонки на горячую линию от задержанных и очевидцев задержаний, передает информацию от региональных активистов и из различных СМИ. Кроме того, на сайте публикуются рассказы задержанных и аналитические материалы.

Источник: http://ovdinfo.org/tags/svoboda-sobraniy

Нарушение права на свободу собраний

«Белая книга» нарушений прав человека и принципа верховенства права на Украине — 3

(ИЮЛЬ — НОЯБРЬ 2014)

С момента публикации второго издания «Белой книги» ситуация с соблюдением — точнее, с игнорированием прав человека и принципа верховенства права на Украине значительно усугубилась.

Рассматриваемый в Книге хронологический период (июль — ноябрь 2014 г.) характеризуется грубыми, массовыми и умышленными нарушениями украинскими силовиками и вооруженными группировками национал-радикалов норм международного гуманитарного права, прав человека и верховенства закона.

К моменту направления Книги в печать профильные международные организации сообщали о том, что, по их подсчетам, в ходе украинского кризиса, в частности в результате «антитеррористической» операции Киева, достоверно погибли более 4 тыс. человек и были ранены более 9 тыс. человек, в том числе женщины, дети, старики и инвалиды. Особо подчеркивается, что реальное количество жертв в конечном итоге существенно превысит вышеприведенное.

В районах, затронутых боевыми действиями, продолжает находиться около 2,5 млн. человек. Количество внутренне перемещенных лиц на Украине еще в октябре приблизилось к 415 тыс. человек. Общее число находящихся на территории России спасающихся от кровавого конфликта граждан Украины, по данным ФМС России, превышает 830 тыс. человек (только в частном секторе россияне приняли и разместили около 444 тыс. украинских беженцев).

Судя по процветающему воинствующему национализму украинских политиков, звучащим из их уст человеконенавистническим призывам, поддержке неонацистских акций и факельных шествий в различных городах Украины, упомянутые выше цифры, как представляется, имеют мало шансов остаться статичными.

Наряду с тяжелым вооружением и боевой авиацией украинскими властями против гражданского населения юго-востока страны применялись такие варварские средства, как зажигательное оружие, фосфорные и кассетные боеприпасы, реактивные системы залпового огня «Град» и «Ураган», баллистические ракеты «Точка-У», гаубичная артиллерия, 240-миллиметровые самоходные минометы «Тюльпан». Эти данные подтверждаются СМИ, очевидцами, авторитетными правозащитными НПО, такими как «Хьюман Райтс Вотч» и «Международная амнистия», и доверительными источниками некоторых иностранных журналистов в западных правительствах и разведывательных структурах.

В октябре в результате прицельных ударов по жилым районам Донецка с территорий, контролируемых украинскими силовиками и батальонами национальной гвардии, в очередной раз погибли дети, что не может характеризоваться иначе, как военное преступление, совершенное против мирного населения.

Читайте так же:  Оставление иска без рассмотрения взыскание расходов

На территории Донецкой и Луганской областей обнаружены массовые захоронения с признаками проведения внесудебных казней.

Таким образом, прослеживается неизбирательное применение силы со стороны украинской армии путем использования запрещенных средств и методов ведения войны.

Крушение «Боинга-777» «Малайзийских авиалиний» под Донецком в июле унесло жизни 298 человек. До сих пор эффективное и беспристрастное расследование этой трагедии не проведено и очевидно — в нарушение резолюции Совета Безопасности ООН 2166 от 21 июля 2014 г. и правил Международной организации гражданской авиации ИКАО — «спускается на тормозах» теми, кто не заинтересован в установлении истины.

В результате боевых действий Киева юго-восток Украины оказался в состоянии гуманитарной катастрофы. По оценкам экспертов ООН, в некоторых городах этого региона частичное или полное разрушение жилого фонда составило до 60 процентов. По признанию президента Украины П.А.Порошенко, в Донбассе уничтожено 42 процента промышленности и половина инфраструктуры.

В результате разрушительных атак украинских силовиков выведены из строя объекты, необходимые для выживания и нормальной жизнедеятельности людей, в частности, больницы (лишь в Донецке, по данным ООН, более 30 зданий) родильные дома, детские сады и детские дома, дома престарелых, школы, вузы, электростанции, линии электропередач, аптечные склады. Во многих городах Донецкой и Луганской областей прервана телефонная связь, нарушено водоснабжение и подача газа. Огромное количество людей лишилось работы, жилья и элементарных средств к существованию.

На этом фоне циничными смотрелись различные надуманные препоны, чинимые из Киева и некоторых западных столиц практическим усилиям, которые осуществляла Российская Федерация, направляя населению юго-востока Украины конвои с жизненно необходимой гуманитарной помощью.

Свидетельства, выявленные правозащитниками, в частности российской негосударственной организацией «Фонд исследований проблем демократии», указывают на растущее применение украинскими силовиками (армия, МВД, СБУ, а также «добровольческими батальонами» национал-радикалов) против жителей и пленных с юго-востока страны пыток и жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения. В частности, наряду с прижиганием тела раскаленными предметами, принудительным направлением через минные поля, имитацией расстрелов, забрасыванием в яму с трупами и т. п., зафиксирована такая методика, как имитация утопления, активно использовавшаяся американскими спецслужбами в своих спецтюрьмах за рубежом, в том числе в Гуантанамо.

Рассматриваемый период характеризовался стремительной деградацией ситуации в области свободы выражения мнения и ограничения деятельности неугодных киевским властям СМИ. Международный институт безопасности журналистов признал Украину самой опасной для журналистов страной мира. В начале августа под Донецком был убит фотокорреспондент МИА «Россия сегодня» А.Стенин.

Продолжались обстрелы, нападения, избиения и похищения журналистов. Имеются сведения об арестах и необоснованном тюремном заключении граждан, распространяющих через Интернет информацию о реальном положении дел на юго-востоке Украины.

Украинское информационное пространство находится под прессом жесткой политической цензуры. Властями заблокировано вещание всех популярных на Украине российских телеканалов. Против чиновников на местах, которые продолжают их ретрансляцию, заводятся уголовные дела.

Стремительно развивалась практика политических преследований и широкомасштабных гонений на политиков, выступающих с позиций, отличных от проводимого Киевом циничного курса. Для этого используются убийства политических оппонентов, фабрикация уголовных дел, незаконные обыски, конфискация имущества, банальное рукоприкладство и хулиганские выходки наподобие «мусорной люстрации», а также другие неправомерные методы воздействия, противоречащие принципу верховенства права и демократическим стандартам.

Состоявшиеся в 26 октября 2014 г. внеочередные выборы в Верховную Раду Украины были отмечены беспрецедентным количеством грубых нарушений базовых международных стандартов демократических выборов, которые фиксировались в ходе избирательной кампании, в день голосования и при подсчете голосов. Эта ситуация, в том числе ее корни, детально рассмотрены в подготовленном Центральной избирательной комиссией Российской Федерации аналитическом докладе об указанных выборах на Украине.

Фактологической основной Книги стали, как и в ее первых двух изданиях, результаты тщательного мониторинга международных, украинских и российских СМИ, сведения, предоставляемые очевидцами и блогерами, заявления и высказывания украинского руководства и представителей силовых структур и вооруженных группировок, задействованных в карательных операциях против юго-востока Украины. Отдельное внимание уделялось докладам правозащитных структур ООН, ОБСЕ и СЕ, информации МККК, авторитетных международных НПО («Хьюман Райтс Вотч», «Международная амнистия» и др.) и российских общественных организаций («Фонд исследования проблем демократии», Российский общественный совет по международному сотрудничеству и публичной дипломатии при Общественной палате Российской Федерации и др.).

Источник: http://www.litmir.me/br/?b=227061&p=11

Свобода собраний не должна нарушаться под предлогом защиты участников

Проект Комитета гражданских инициатив «Открытая полиция» продолжает серию публикаций на сайте «АГ», посвященных судебным актам, связанным с деятельностью правоохранительных органов в России и призванным защитить права граждан при взаимодействии с полицией.

В последнее время в обществе стали часто обсуждаться вопросы, связанные с негативными обязательствами государства в области соблюдения прав граждан собираться мирно и без оружия в руках. Эти обязательства сводятся преимущественно к невмешательству со стороны публичных властей в осуществление права на свободу собраний, однако в то же время возникают ситуации, требующие от государства выполнения и позитивных обязательств, а именно защиты прав граждан, участвующих в публичных мероприятиях.

В таких случаях у полиции есть спектр возможных мер, в том числе право осуществлять принудительное препровождение участников публичных акций в служебное помещение полиции с целью защиты гражданина от непосредственной угрозы его жизни и здоровью.

Вместе с тем в подобных обстоятельствах участники собраний должны иметь эффективные средства правовой защиты от действий полицейских, которые под видом заботы о безопасности конкретного гражданина злоупотребляют правом, предусмотренным п. 13 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О полиции» (далее – Закон о полиции).

Видео (кликните для воспроизведения).

Безусловно, иногда довольно сложно провести границу между негативным обязательством государства не препятствовать проведению собраний, в том числе одиночных пикетов, а также выражению мнений и позитивной обязанностью охранять граждан, отстаивающих таким образом точку зрения, которая порой может шокировать или возмущать.

В Постановлении от 17 марта 2017 г. № 8-П Конституционный Суд РФ сформулировал критерии законности доставления гражданина, осуществляющего одиночное пикетирование, в полицейский участок в случае, если это было обусловлено целями защиты его жизни и здоровья.

КС РФ рассматривал жалобу Владимира Сергиенко – 1 мая 2015 г. белгородский активист вышел на улицу с одиночным пикетом, однако уже через несколько минут полицейские потребовали прекратить публичное мероприятие. Гражданин отказал стражам порядка и спустя 15 минут был задержан и доставлен в служебное помещение местного отдела полиции, из которого через час был освобожден без предъявления каких-либо обвинений.

Читайте так же:  Образец платежки госпошлина в арбитражный суд

Полицейские объяснили необходимость прекращения пикетирования и доставления активиста в участок заботой о самом Сергиенко – якобы прохожие, несогласные с его мнением, представляли угрозу его безопасности. Активист безуспешно пытался обжаловать действия полиции в судах общей юрисдикции, однако суды согласились, что проведение им одиночного пикетирования могло спровоцировать противоправные действия в отношении него со стороны лиц, не разделяющих его взгляды.

В результате судебные разбирательства привели Владимира Сергиенко в КС РФ – в своей жалобе он указал, что нормы Закона о полиции нарушают его права, гарантированные положениями Конституции РФ, а именно право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22) и право на проведение пикетирований (ст. 31). Заявитель усмотрел нарушения в том, что закон допускает прекращение законного одиночного пикетирования посредством доставления участника пикета в отделение полиции под предлогом защиты от угрозы его жизни и здоровью вместо защиты участника пикета в случае появления такой необходимости в месте проведения пикета.

КС РФ принял жалобу к рассмотрению, определив в качестве предмета проверки нормы Закона о полиции в той мере, в которой они допускают доставление граждан в служебное помещение с целью защиты от непосредственной угрозы их жизни и здоровью в случае, если они не способны позаботиться о себе либо если при проведении ими одиночного пикетирования опасности иным способом невозможно избежать.

В первую очередь, КС РФ в очередной раз обратил внимание на то, что право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование является одним из основополагающих и неотъемлемых элементов правового статуса личности в Российской Федерации как демократическом правовом государстве. Суд указал, что во взаимосвязи с иными конституционно охраняемыми правами и свободами рассматриваемое право способствует поддержанию мирного диалога между гражданским обществом и государством.

Конституционный Суд РФ со ссылкой на прецедентную практику Европейского Суда по правам человека обратил внимание на то, что реальное уважение свободы собраний не может быть ограничено только негативными обязательствами по невмешательству в осуществление этого права – напротив, нормы международного публичного права требуют соблюдения позитивных обязательств, благодаря которым государство должно обеспечивать эффективную реализацию права, охраняемого ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Ссылаясь на Руководящие принципы по свободе мирных собраний 1 , КС РФ обратил внимание на позитивную обязанность принимать необходимые разумные меры, позволяющие проводить мирные собрания без опасений, что их участники могут подвергнуться нападению, в связи с чем полицейские должны защищать участников протестных акций. При этом сотрудники полиции действительно могут прибегнуть к задержанию митингующих, если, к примеру, им угрожают их политические оппоненты, но только в наиболее сложных ситуациях, когда неприменение этой меры может привести к совершению тяжких уголовных преступлений.

Признав положения п. 13 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции о доставлении полицией пикетирующего гражданина в целях защиты его прав, жизни или здоровья не противоречащими Конституции РФ, в резолютивной части решения КС РФ сформулировал ряд принципов, позволяющих оценить законность и обоснованность действий полиции, выраженных в доставлении проводящего одиночный пикет гражданина в отдел полиции в условиях, когда случайные прохожие или даже целенаправленно пришедшие на место проведения публичного мероприятия лица угрожают безопасности пикетирующего.

Во-первых, недостаточно лишь предположить, что существует угроза жизни и здоровью гражданина в месте проведения пикета – она должна быть реальной, выражаться в высоком риске причинения вреда как собственными действиями пикетирующего, так и действиями иных лиц. Угроза также может возникнуть вследствие проявления природных, техногенных и других факторов.

Во-вторых, если угроза действительно реальна, полицейские должны предпринять все возможные действия, которые способны устранить ее без прекращения публичной акции. КС РФ разрешил осуществлять доставление гражданина только в случае, если отсутствует объективная возможность иным способом избежать причинения вреда пикетирующему.

Таким образом, КС РФ акцентировал внимание правоприменителя на необходимости выяснять, были ли действия полицейских востребованы, соразмерны характеру и степени угроз жизни, здоровью или нарушению прав граждан. При очевидном отсутствии перечисленных оснований доставление может расцениваться как неправомерное ограничение конституционных прав на свободу и личную неприкосновенность и на проведение публичных мероприятий, влекущее установленную законом ответственность, – резюмировал КС РФ.

Кроме того, КС РФ отметил, что необходимо осуществлять доставление гражданина в максимально короткий срок и после оформления процессуальных документов незамедлительно освобождать доставленного. В соответствующем протоколе о доставлении полицейские обязаны указать, в чем выражалась угроза, в связи с которой они были вынуждены доставить гражданина в полицейский участок, а также пояснить, почему они были лишены возможности нивелировать ее иными способами помимо доставления гражданина, проводившего пикет.

В целом правовая позиция КС РФ в рассматриваемом постановлении согласуется со сложившейся практикой ЕСПЧ, в соответствии с которой мирное пикетирование может раздражать лиц, выступающих против идей или требований, которые гражданин стремится обнародовать, однако при содействии со стороны государства он должен иметь возможность выразить свое мнение, не опасаясь того, что будет подвергнут физическому насилию со стороны своих противников; такие опасения могут воспрепятствовать возможности открыто выражать свое мнение по самым спорным вопросам, затрагивающим общество (Постановление ЕСПЧ по делу «Идентоба и другие против Грузии» от 12 мая 2015 г. по жалобе № 73235/12, § 95).

Действительно, в обязанность государства входит создание благоприятных условий для участия в общественных дискуссиях всех заинтересованных лиц – они должны позволять гражданам без всяких опасений высказывать свои идеи и мнения (Постановление ЕСПЧ по делу «Динк против Турции» от 14 сентября 2010 г. по жалобам № 2668/07, № 6102/08, № 30079/08, № 7072/09 и № 7124/09). Однако обеспечение такого рода условий для проведения мирных собраний не должно вторгаться в само существо этого права, делая его иллюзорным, поэтому крайне важно, чтобы полицейские защищали демонстрантов, прибегая к их доставлению в отдел полиции только в самом крайнем случае.

1 Приняты Венецианской комиссией на 83-м пленарном заседании, Венеция, 4 июня 2010 г.

Источник: http://www.advgazeta.ru/mneniya/svoboda-sobraniy-ne-dolzhna-narushatsya-pod-predlogom-zashchity-uchastnikov/

Помогают ли решения ЕСПЧ устранить системные проблемы нарушений права на свободу собраний?

Как сообщило Министерство юстиции РФ, на очередном ежеквартальном заседании Комитет Министров Совета Европы одобрил меры, принятые российскими властями в отношении соблюдения положений ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод при реализации заявителями права на проведение публичных мероприятий.

Читайте так же:  Анонимная почта для отправки письма

В отношении индивидуальных мер по делу «Лашманкин и другие против России» Комитет Министров принял к сведению факт выплаты компенсации части заявителей и готовность произвести выплату остальным после предоставления банковских реквизитов. Были учтены и иные меры по исполнению решения ЕСПЧ. В дополнение КМСЕ попросил представить судебную практику по данному вопросу.

Что касается мер общего характера, Комитет одобрил действия российских властей, в частности изучение позиций Европейского Суда соответствующими ведомствами, подготовку и распространение Верховным Судом РФ обзоров практики международных органов, принятие по итогам рассмотрения жалоб ЕСПЧ постановлений Конституционного Суда РФ и внесение корреспондирующих поправок в КАС. Комитет также указал, что Совет Европы готов оказать России содействие в совершенствовании законодательства по данному вопросу.

Комментируя «АГ» решение КМСЕ об индивидуальных и общих мерах, принимаемых в России по исполнению решений ЕСПЧ по делам, связанным с участием в массовых мероприятиях, адвокат АП Московской области Светлана Добровольская отметила, что оно мало влияет на практику как Европейского Суда, так и российских судов.

«Очень сложно установить зависимость между исполнением решений ЕСПЧ и реализацией права на участие в митинге для конкретного гражданина. Решения Европейского Суда носят единичный характер, а задержания после митингов – массовый», – полагает эксперт. Кроме того, по мнению Светланы Добровольской, даже если гражданин России добьется успеха в ЕСПЧ, это не значит, что в следующий раз он не будет задержан за аналогичное правонарушение: «Полагаю, что Суд в этой категории дел лишь в состоянии фиксировать уровень демократичности нашего общества, и не более».

Обращая внимание на системный характер проблем в отношении общих мер о недопущении нарушения ст. 11 Конвенции, юрист международной правозащитной группы «Агора» Алексей Глухов выделил их в два блока: о привлечении участников мирных акций к ответственности и о согласовании самих акций, включая возможность оспорить отказ властей в согласовании.

Он отметил, что по первому блоку ситуация не изменилась: участники оппозиционных мирных акций массово задерживаются и привлекаются к ответственности по ст. 20.2 и 19.3 КоАП лишь за факт участия в несогласованном мероприятии, о чем свидетельствуют все массовые акции в России в 2017–2018 гг., проведенные после вынесения пилотного решения ЕСПЧ по делам группы Лашманкина.

«В редких случаях такие дела прекращаются, но это, скорее, исключение, поскольку при внимательном рассмотрении оказывается, что прекращения были связаны с процессуальными нарушениями», – считает эксперт и поясняет, что за несколько лет ему так и не удалось увидеть решение суда, в котором дело было бы прекращено по причине чрезмерного вторжения в реализацию гражданином свободы собраний. «Наоборот, очень часто суды рандомно используют выдержки из постановлений ЕСПЧ против участников мирных демонстраций», – добавил Алексей Глухов.

Влияние решений ЕСПЧ на российскую правоприменительную практику, по словам эксперта, очевидно: «В Краснодаре после акции протеста 5 мая 2018 г., в отличие от митинга 26 марта 2017 г., не было повальных арестов митингующих на 10–15 суток. Случаи арестов были, но, как правило, на 1–2 суток. А вот в Питере людям массово назначали административные аресты – там эффект от постановлений ЕСПЧ практически незаметен».

Однако он полагает, что ситуация не изменилась к лучшему – просто стала более обширна и распространилась на всю страну: разгоны, задержания, «конвейерное» составление протоколов по ст. 20.2 и 19.3 КоАП, «конвейерные» суды. Алексей Глухов отметил, что по статистике Судебного департамента при ВС РФ в 2017 г. в России по ст. 20.2 КоАП было привлечено более 3800 человек – это максимальное число привлеченных с 2011 г.

«Системная проблема в этой части остается, и решать ее, на мой взгляд, в ближайшие годы не планируется, поскольку решение находится вне правового поля. Первый блок системных проблем является прямым следствием второго – в России согласовать оппозиционное мероприятие в центре города нереально», – убежден эксперт. Кроме того, он обратил внимание, что проблема усугубляется: «Если после ужесточения законодательства в 2012 г. в регионах появились “гайд-парки” (специально отведенные для митингов места), то с 2017 г. заявители мирных акций наталкиваются на полные отказы в согласовании либо им предлагается провести мероприятия на окраинах городов. Разумеется, в малонаселенном месте цель митинга не может быть достигнута».

По мнению Алексея Глухова, в группе дел Лашманкина ЕСПЧ проанализировал, насколько в порядке гражданского процессуального законодательства заявители мирных акций могут получить защиту своего права на свободу собраний, и пришел к выводу, что национальные судебные инстанции не являются эффективными средствами защиты. «Заседания суда, как правило, проводились после предполагаемой акции, в судах проверяли лишь формальные основания для отказа, не оценивая их с точки зрения гарантий Конвенции», – считает он.

Внесение поправок в КАС РФ, связанных с публичными мероприятиями, в частности сокращенные сроки на обращение в суд (10 дней) и на рассмотрение административных исков (до проведения мероприятия), на взгляд эксперта, ситуацию не улучшило: «Во-первых, суды по-прежнему оценивают лишь процедурные вопросы: тем ли должностным лицом составлен отказ, направлены ли в сроки ответы. Но самое главное – даже если заявитель выиграет административный иск и решение будет приведено к немедленному исполнению, это не приведет к согласованию мирной акции».

Алексей Глухов считает, что КАС РФ предполагает лишь признание ответа незаконным и обязанность пересмотреть уведомление, а не согласовать мирную акцию в первоначально заявленном месте. «На сегодня известно, что ЕСПЧ коммуницировал два дела против России о возможном нарушении ст. 13 Конвенции (право на эффективные средства правовой защиты) в связи с рассмотрением административных исков на отказы властей. По одному из дел удовлетворенный административный иск, признавший отказ властей незаконным, не стал для заявительницы гарантией защиты – ее привлекли к ответственности как организатора вместе с десятком участников», – отметил юрист.

Однако и в этом блоке присутствует влияние ЕСПЧ: административные иски стали рассматриваться до предполагаемой акции. «Есть случаи, – поясняет Алексей Глухов, – когда даже апелляционные жалобы рассматриваются до акции, включая выходные дни. Правда, на наш взгляд, такая оперативность преследует другую косвенную цель – чтобы при рассмотрении дел об административном правонарушении указывать, что отказ в согласовании был подтвержден российским судом».

По мнению эксперта, важно, что российские власти не отказываются от диалога с Советом Европы и совершают хоть и незначительные, но все же шаги по устранению системных проблем. «Правда, результаты таких действий больше иллюзорны, – полагает Алексей Глухов, – ЕСПЧ остается лишь ожидать следующего отчета России, а жалобы мирных демонстрантов рассматривать в упрощенном порядке. Стоит отметить, что в 2017 г. из общего числа обращений в ЕСПЧ из России жалобы на нарушение ст. 11 Конвенции были на втором месте – после жалоб на бесчеловечные условия содержания и транспортировки задержанных».

Читайте так же:  Исковое заявление фиксированные алименты

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/pomogayut-li-resheniya-espch-ustranit-sistemnye-problemy-narusheniy-prava-na-svobodu-sobraniy/

Февраль 2015: обзор нарушений права на свободу собраний и свободу объединений

«Article20» публикует результаты мониторинга случаев нарушений прав на свободу объединений и собраний в российских городах в феврале 2015 года.

Соблюдение права на свободу объединений

В феврале в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента, были включены Центр Защиты Прав Средств Массовой Информации (Воронеж), Самарский центр гендерных исследований, Фонд «Центр гражданского анализа и независимых исследований «ГРАНИ»(Пермь), Сибирский экологический центр (Новосибирск), Межрегиональный общественный фонд содействия развитию гражданского общества «ГОЛОС Поволжье» и Центр социально-психологической помощи и правовой поддержки жертв дискриминации и гомофобии «Максимум» (Мурманск).

В начале февраля сразу несколько организаций оказались объектами прокурорских проверок, среди них широко известные Transparency International, Комитет «Гражданское содействие», а также Московская Хельсинкская группа (МХГ). 25 февраля в воронежский «Свободный университет» пришли представители прокуратуры и вручили письмо с требованием в течение четырех часов предоставить документы.

Конституционный суд признал за Генпрокуратурой право проверять некоммерческие организации, но регламентировал работу при их проверке. В то же время отсутствие четких временных рамок, когда НКО должна исполнить требования проверяющих, КС признал противоречащим Конституции и распорядился внести изменения в законодательство.

5 февраля сотрудники правоохранительных органов провели обыск в квартире руководителя самарского отделения ассоциации избирателей «Голос» Людмилы Кузьминой по делу о неуплате налогов, а 16 февраля Мировой суд оштрафовал межрегиональный общественный фонд содействия развитию гражданского общества «Голос – Поволжье» за то, что тот не зарегистрировался в качестве иностранного агента. 9 февраля следствие предъявило обвинение в мошенничестве главе комитета «Солдатских матерей» Ставрополья 74-летней Людмиле Богатенковой.

В Мурманске «Гуманистическое движение молодежи» проиграло суд по жалобе на решение о том, что организация должна была добровольно подать заявление на включение в реестр «агентов» только потому, что выпускала молодежную правозащитную газету.

Петербургская правозащитная общественная организация «Лига избирательниц» заявила о собственной ликвидации (из-за преследований).

12 февраля Архангельская региональная общественная ЛГБТ-организация «РАКУРС» была оштрафована на 300 тысяч рублей за ведение деятельности без регистрации в качестве «иностранного агента».

4 февраля В Махачкале был избит сотрудник Правозащитного центра «Мемориал» адвокат Мурад Магомедов.

16 февраля в районный суд Краснодара поступило представление УФСИН с просьбой рассмотреть вопрос об отмене Савве условного осуждения. Профессор покинул Россию и подал заявление на предоставление политического убежища.

25 февраля мировой суд в Краснодаре прекратил административное дело в отношении Краснодарской краевой общественной организации выпускников вузов. Дело прекращено за отсутствием состава административного правонарушения.

Соблюдение права на свободу собраний

Ионов Владимир Иванович стал первым гражданином РФ, которого обвинили в совершении преступления, предусмотренного ст. 212.1 УК РФ («Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»), включенной в Уголовный кодекс в июле 2014 года и предусматривающую в качестве наказания лишение свободы до 5 лет.

3 февраля Илья Дадин после обыска был отправлен под домашний арест на 2 месяца. Басманный суд Москвы вынес решение о прекращении административного производства по части 6.1 статьи 20.2 КоАП и переквалификации деяния, совершенного им, также на уголовную статью – 212.1 УК.

Россия попросила Страсбургский суд отклонить жалобу по «болотному делу». В то же время в этом деле появился новый подозреваемый – 24-летний Иван Непомнящих, в квартире которого был проведён обыск, а его самого задержали.

8 февраля на согласованный антивоенный пикет движения «Солидарности» напали НОДовцы. Позднее, когда участник пикета Михаил Кригер отправился в ОВД Замоскворечье писать жалобу, он также был задержан и обвинен в «мелком хулиганстве». Ему выписали штраф в 500 рублей.

Часть нарушений права на свободу собраний была связана с запланированными на 1 марта антикризисными маршами «Весна» в разных городах. Так в Москве власти отказали в проведении шествия на Тверской и предложили Марьино, на что организаторы в итоге согласились. Тем не менее, позднее марш был отменен и заменен (после переговоров с властями в субботу 28 февраля) на акцию памяти одного из соорганизаторов Бориса Немцова, убитого в ночь с 27 на 28 февраля.

В Санкт-Петербурге также после длительных переговоров был согласован митинг на Марсовом поле.

20 февраля организатор протестного митинга в Минеральных Водах 1 марта был задержан сразу после выхода из здания городской администрации, куда он относил третье уведомление о проведении мероприятия. В тот же день во время проведения одиночного пикета в центре Калининграда также были задержаны трое организаторов антикризисного и антивоенного марша.

27 февраля в Волгограде по обвинению в мелком хулиганстве задержан организатор марша «Весна». В Воронеже в тот же день было совершено нападение на одного из соорганизаторов марша 1 марта. Вечером того же дня в Тольятти был избит и ограблен сопредседатель местного отделения «Республиканской партии России – Партии народной свободы».

Федеральным законом от N 316-ФЗ внесены изменения в ст. 16 Федерального закона “О свободе совести и о религиозных объединениях”, согласно которым ряд религиозных мероприятий подпадает под закон, регламентирующий свободу собраний.

В ряде регионов страны, включая Москву, прошли согласованные и несогласованные неполитические акции протеста по разным темам.

Нарушение прав человека в Республике Крым

Украинский режиссер Олег Сенцов по решению Московского городского суда останется под стражей до 11 апреля по обвинению в подготовке терактов в Крыму. Кинорежиссера теперь обвиняют не только по статье 205 УК РФ («террористический акт»), но и по статье 222, часть 3 («незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, взрывных веществ и взрывных устройств»).

По делу о массовых беспорядках у здания Верховного совета Крыма в ходе митинга 26 февраля прошлого года задержан очередной подозреваемый Асан Чебиев.

Также Верховный суд Республики Крым оставил без удовлетворения апелляционную жалобу на арест и содержание под стражей заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://hro.org/node/21649

Нарушение права на свободу собраний
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here