Принцип справедливого судебного разбирательства

Помощь по теме: "Принцип справедливого судебного разбирательства" с полным описанием проблематики и решением. Ели у вас есть вопросы, то обратитесь к дежурному консультанту.

Статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 6
Право на справедливое судебное разбирательство

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

>
Наказание исключительно на основании закона
Содержание
Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями и дополнениями)

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Источник: http://base.garant.ru/2540800/8b7b3c1c76e91f88d33c08b3736aa67a/

ЧТО ТАКОЕ ПРАВО НА СПРАВЕДЛИВОЕ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

В защите семейных и всех других прав наибольшее значение имеет ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод «Право на справедливое судебное разбирательство».

Статья 6 Европейской конвенции является самой применяемой нормой в практике рассмотрения дел Европейским судом по правам человека, а право на справедливое судебное разбирательство занимает важное, даже особое, место в решениях Суда.

Европейское право толкует шестую статью Конвенции в широком смысле, поскольку содержащаяся в ней норма имеет принципиальное значение для утверждения правового общества. Основой справедливого судебного разбирательства служит доступ к процедуре со всеми атрибутами судебного контроля, причем такой доступ должен быть реальным, а не формальным.

Право на обращение в суд не является абсолютным, оно может подлежать ограничениям. Однако, как и все ограничения на права, гарантируемые Конвенцией, они не должны устанавливать лимит на соответствующие права или уменьшать их объем таким образом, чтобы был нанесен ущерб самой их сущности. Более того, такие ограничения должны преследовать законную цель и быть разумно соразмерными преследуемой цели. Таким образом, Европейский суд исходит из того, что право на справедливый суд — это прежде всего «право на суд».

Необходимо отметить, что право на справедливое судебное разбирательство устанавливает гарантии для частных лиц, а не для государств — членов Совета Европы. Это означает, что Европейский суд не будет рассматривать жалобу на нарушение гарантий справедливого судебного разбирательства, которые нанесли ущерб государству либо при гражданском судебном разбирательстве, либо в уголовном процессе.

По смыслу ст. 6 Европейской конвенции право на справедливое судебное разбирательство занимает столь важное место в демократическом обществе, что п. 1 ст. 6 не подлежит ограничительному толкованию. В нем перечисляются некоторые составные части справедливого судебного разбирательства, главной из которых является возможность для любого человека восстановить нарушенное право с помощью специальной процедуры, включая судебный контроль. Государство в определенных случаях его не может ограничить или устранить.

Статья 6 Конвенции гарантирует право на справедливое и публичное разбирательство при определении гражданских прав и обязанностей индивидуума или при предъявлении ему любого уголовного обвинения. Такое положение означает, что предметом рассмотрения Европейского суда может быть нарушение прав человека как по любому уголовному делу, так и по гражданскому делу, в основе которого лежит определение гражданских прав и обязанностей.

Общие требования справедливости судебного разбирательства:

1. «. справедливое и публичное разбирательство дела. «

Под публичным разбирательством следует понимать то, что не допускается закрытое слушание дела без серьезных на то оснований, которые не подлежат расширительному толкованию: «Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия».

Основную трудность составляет толкование термина «справедливое разбирательство», и определение этого понятия из самого текста статьи не столь очевидно.

Кроме того, понятие справедливого суда нельзя рассматривать в отрыве от требований соблюдения равенства сторон в процессе. К требованию справедливости относится и возможность обвиняемого непосредственно участвовать в разбирательстве и иметь возможность оспорить показания свидетелей обвинения. Отсутствие мотивированности в решении суда также может быть расценено как нарушение требования о справедливости судебного разбирательства.

2. «. в разумный срок. «

Читайте так же:  Выезд за границу беременным

Из сложившейся практики Европейского суда основными критериями разумности сроков судебного разбирательства являются: сложность дела — объемность и многоэпизодность; число инстанций, задействованных при рассмотрении дела; поведение сторон и государственных органов; степень организованности работы суда. Заявитель должен помнить, что если затягивание судебного разбирательства происходило полностью или в значительной мере по его вине, то государство не будет нести ответственность за нарушение принципа разумного срока.

3. «. независимым и беспристрастным судом. «

Существуют четыре основных критерия независимости и беспристрастности суда, включающие и субъективные, и объективные признаки. Они выработаны практикой Европейского суда:

— порядок назначения судей и порядок лишения их полномочий;

— продолжительность их полномочий, достаточный срок полномочий судей в условиях несменяемости или так называемый принцип «десятилетней гарантии»;

— наличие гарантий против внешних обстоятельств — комплекс мер безопасности судьи, включая механизмы обеспечения неприкосновенности судей, степень материальной обеспеченности судьи и т.п.;

— внешний фактор независимости судьи, формы проявления отправления правосудия — внешний вид судей, атрибуты судебного присутствия, их поведение в отношении участников процесса и прочие внешние проявления судебной власти.

4. «. судом, созданным на основании закона. «

Смысл этого требования состоит в том, что суд должен быть учрежден на основании закона и функционировать согласно закону. Организация и отправление правосудия должны осуществляться в соответствии с теми правилами, на основании которых учреждается судебный орган. Состав суда должен соответствовать требованиям, предусмотренным правилами судопроизводства, а установление нарушений в порядке назначения судей дает основание заявлять о рассмотрении дела незаконным составом суда. Так, если в рассмотрении дела принимал участие судья, не назначенный в соответствии с установленной процедурой, или коллегия присяжных заседателей была назначена без предварительного опубликования списков кандидатов в присяжные, как того требует закон, то следует признать, что судебное разбирательство осуществляется судом, созданным не на основании закона.

Во многих отношениях Европейский суд усовершенствовал право на справедливое судебное разбирательство, установив в качестве косвенных требований «справедливого разбирательства» ряд гарантий или условий, которые прямо не указаны в Конвенции. Одним из таких обязательств является обязанность судов давать обоснования своим решениям. Суды должны «указать с достаточной ясностью основания, на которых базируется их решение».

Другим требованием «справедливого судебного разбирательства», установленным прецедентным правом Европейского суда, является принцип «равенства сил», который предполагает, что «каждой стороне должна быть предоставлена разумная возможность представить свою версию по делу при условии, что это не ставит ее в значительно менее выгодное положение vis-a-vis к ее оппонентам».

Следует отметить, что нормы ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод прочно вошли и в практику российских судов.

Источник: http://lawbook.online/zaschita-prav-semya/chto-takoe-pravo-spravedlivoe-sudebnoe-17261.html

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА СПРАВЕДЛИВОСТИ ПРИ ПЕРЕСМОТРЕ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ

Т.А.Комарова, Вестник Саратовской государственной юридической академии № 1(108), 2016

В настоящей статье рассматриваются особенности института обжалования гражданских дел, перспективы его модернизации с учетом требований принципа справедливости.

Ключевые слова: гражданский процесс, Концепция единого Гражданского процессуального кодекса РФ, справедливость, пересмотр гражданских дел.

Европейская конвенция о защите прав человека (с изм. и доп. 11 мая 1994 г.) и основных свобод гарантирует каждому в случае спора о его гражданских правах и обязанностях право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона . Аналогичное положение содержится и в Международном пакте «О гражданских и политических правах» от 16 декабря 1966 г. Как принцип уголовного судопроизводства справедливость закреплена в ст. 6, 226.9, 297, 332, 389.28 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ). Данная категория применяется при определении назначения уголовного судопроизводства в целом, а также служит гарантией назначения виновным справедливого наказания, постановления законного, обоснованного и справедливого приговора. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее — ГПК РФ) упоминает право на справедливое судебное разбирательство в ст. 391.11, регламентирующей надзорное производство по представлению Председателя или заместителя Председателя Верховного Суда РФ в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального и процессуального права.

Исходя из не потерявшего актуальность высказывания римского ученого Цельса, определявшего право как «искусство доброго и справедливого»3, полагаем, что применительно к гражданскому судопроизводству право неразрывно связано со справедливостью, подчиняется законам и ее нормам, а справедливость служит инструментом реализации, защиты и восстановления права.

H. И. Маняк относит справедливость к принципам системы обжалования и пересмотра судебных решений в гражданском процессе, называет справедливость в качестве одного из основополагающих, отражающих важнейшие сущностные черты института судебной власти4.

Следует отметить, что такая позиция разделяется далеко не всеми учеными, т.к. к принципам гражданского процесса большинство процессуалистов еще с советских времен относят лишь те, которые либо прямо закреплены нормами права5, либо абстрагированы из норм действующего права6.

А.Ф. Воронов отмечает, что «для того, чтобы принципы гражданского процесса эффективно исполняли свои функции в области правоприменения, правотворчества, обучения и воспитания, все они должны быть сформулированы в виде отдельных правовых норм»7. По мнению А.А. Демичева и О.В. Исаенковой, законодательно закрепленные принципы выполняют регулятивную функцию, а принципы доктринального характера — интерпретационную, идеологическую (через науку выражается отношение определенных слоев общества к правовой I реальности и перспективам ее изменения) и отчасти стимулирующую (оказывают и воздействие на дальнейшее развитие законодательства)8.

На наш взгляд, принципы гражданского процесса как идеи могут существовать независимо от того, закреплены они в нормах действующего права или к нет. Только получив законодательное закрепление, эти исходные, руководящие сначала появляются в правовом облике, приобретают императивный характер.

Полагаем, что принцип справедливости уже нуждается в законодательном в
закреплении касательно восприятия части его содержания как требования к судебному решению, как это сделано в УПК РФ относительно справедливости приговора. Норму ст. 195 ГПК РФ предлагается изложить следующим образом:

1.«Статья 195. Законность, обоснованность и справедливость решения суда. Решение суда должно быть законным, обоснованным и справедливым.

2. Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании».

Читайте так же:  Брата выгнала жена из дома

Представляется, что в такой редакции ст. 195 ГПК РФ приведет гражданско- №
процессуальное законодательство в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права, а также станет предпосылкой повышения качества принимаемых судебных актов, приведет к снижению количества апелляционных, кассационных, надзорных жалоб; будет способствовать повышению уважения к закону, доверия к правосудию.

Предложение по законодательному закреплению принципа справедливости, наряду с принципом законности, содержится в одобренной 8 декабря 2014 г. Комитетом по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы РФ «Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ»9. К положительным новеллам, сформулированным в Концепции, по нашему мнению, можно отнести следующие:

предложение по исключению из ГПК РФ нормы, регламентирующей единоличное рассмотрение в апелляционном порядке постановлений мирового судьи. Существующее исключение из принципа коллегиального рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, во-первых, снижает уровень гарантий судебной защиты; во-вторых, лишает равноправия сторон участников гражданского и арбитражного процесса;
предложение по увеличению перечня полномочий суда апелляционной инстанции (за счет включения в него полномочий о направлении дела в суд первой инстанции). Лица, не привлеченные к участию в деле, о правах и об обязанностях которых мировым судьей принято судебное постановление (при том, что они объективно были лишены возможности принять участие в рассмотрении дела и вступают в гражданский процесс на стадии апелляционного обжалования этого судебного постановления), лишены права на рассмотрение их дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых по первой инстанции данное дело отнесено законом. Как отмечается в Концепции, введение данного правила приведет в соответствие с Конституцией РФ нормы, регламентирующие стадию рассмотрения дела в суде второй инстанции.

В п. 53.1 Концепции содержится предложение по предоставлению суду кассационной инстанции возможности рассмотрения дел только на основании письменных материалов дела. Достижение целей процессуальной экономии в этом случае лишит лиц, участвующих в деле, а также иных лиц права принимать участие в судебном заседании, давать объяснения по делу, а впоследствии, скорее всего, приведет к нарушению принципа справедливости, необходимость законодательного закрепления которого отмечалась выше.

Процедура пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора Концепцией условно разделена на две самостоятельные стадии: единоличное рассмотрение жалобы, по результатам которой решается вопрос о передаче либо об отказе в передаче жалобы для коллегиального рассмотрения в судебном заседании;
коллегиальное рассмотрение надзорной жалобы в судебном заседании.

Первая стадия является обязательной, наступление второй возможно лишь в случае, если судья вынес соответствующее определение.

Ю.В. Сорокина выделяет три типа справедливости: уравнивающую, распределяющую и воздающую11. Воздающая применяется при определении наказания за правонарушение; распределяющая содержит в себе требования о распределении благ между субъектами с учетом заслуг перед обществом, интересов общества и государства и т.д. В отношении отправления правосудия по гражданским делам важное значение имеет уравнивающая справедливость. Лица, обращающиеся в суд за защитой своих прав и законных интересов, а также лица, предположительно являющиеся нарушителями этих прав и интересов, должны обладать равными правами и возможностями, в противном случае, это будет отклонением от принципа справедливости. То есть, если председатель и заместитель председателя суда субъекта утратят полномочия самостоятельно принимать решение о дальнейшем движении дела, но смогут давать правовую оценку уже принятым определениям, субъекты обжалования получат дополнительную гарантию соблюдения их прав, свобод и законных интересов, уже имеющуюся в аналогичной инстанции Верховного Суда РФ.

Следует также обратить внимание на законопроект, содержащий в себе предложения по модернизации проверочных инстанций гражданского судопроизводства, а именно на проект федерального закона № 725381-6 «О внесении и изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации»12, который о содержит предложения по включению в ГПК РФ главы 21.1 «Упрощенное производство», регламентирующей порядок упрощенного производства, перечень дел, подлежащих такому рассмотрению, а также особенности рассмотрения и а решения по делу, рассматриваемому в порядке упрощенного производства.

Упрощенная апелляция по названному проекту будет иметь следующие особенности:

единоличное рассмотрение дела судом апелляционной инстанции;

рассмотрение дела без вызова лиц, участвующих в деле, по имеющимся в деле к
доказательствам;

принятие судом апелляционной инстанции дополнительных доказательств только в случае, если доказательства или иные документы необоснованно не были приняты судом первой инстанции;

отмена принятого судебного акта и направление его на новое рассмотрение по общим правилам искового производства при наличии оснований, предусмотренных ч. 4 ст. 330 ГПК РФ, а также, если судом апелляционной инстанции установлено, что дело неправомерно рассмотрено в порядке упрощенного производства.

Представляется, что в упрощенном производстве, как и при пересмотре решений мировых судей, недопустимо отступление от принципа коллегиального рассмотрения дела судом проверочной инстанции. Ошибочным видится и введение положений о рассмотрении дела в отсутствие лиц, участвующих в деле, без возможности предоставления дополнительных доказательств, что является необоснованным отступлением от принципа справедливости.

Статья 330 ГПК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке, а ст. 328 — полномочия суда апелляционной инстанции. Предложение, заключающее в себе возможность отмены судебного акта и направление дела на новое рассмотрение в порядке искового производства, при наличии условий, оговоренных выше, с одной стороны, дублирует уже существующие нормы права, с другой, устанавливает для суда апелляционной инстанции новое полномочие, которое может быть применено только для дел, подлежащих рассмотрению в упрощенном производстве.

Также далек от совершенства предлагаемый разработчиками проекта закона порядок рассмотрения кассационных жалоб, представления на вступившие в законную силу судебные приказы и решения суда по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства:
судебное усмотрение в решении вопроса вызова в процесс рассмотрения лиц, участвующих в деле;
предоставление лицам, участвующим в деле, их представителям, иным лицам, подавшим кассационную жалобу, права направить в суд кассационной инстанции объяснения по делу только в случае, если их права и законные интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым судебным постановлением.

Процесс подготовки и внедрения нового законодательства идет непрерывно.
Теоретики и практики ведут работу по созданию новых процессуальных форм, средств эффективной реализации уже существующих, отмене устаревших, «изживших себя» институтов. Однако следует помнить, что модернизация во всех сферах общественной жизни, в т.ч. и праве, должна быть разумной, последовательной, основанной на общепризнанных, исторически сложившихся 144 принципах.

Читайте так же:  После судебное мировое соглашение

Вестник Саратовской государственной юридической академии № 1(108), 2016

Источник: http://zakoniros.ru/?p=21488

Некоторые рассуждения о праве на справедливое судебное разбирательство

Данная статья была скопирована с сайта https://www.sovremennoepravo.ru

Страницы в журнале: 97-101

А.А. Соловьев,

доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Московского государственного университета им. М.А. Шолохова, председатель судебного состава Арбитражного суда Московской области Россия, Москва

Видео (кликните для воспроизведения).

Н.А. Шеяфетдинова,

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Московского государственного университета им. М.А. Шолохова, доцент кафедры КБ-11 «Правовое обеспечение национальной безопасности» Московского университета приборостроения и информатики Россия, Москва [email protected]

Анализируется нормативное закрепление права граждан на справедливое судебное разбирательство в международном и национальном законодательстве. Исследуется вопрос об адекватной интерпретации слова «справедливость» в контексте осмысления и толкования содержания права на справедливое судебное разбирательство.

Ключевые слова: принцип, справедливость, судебное разбирательство, судопроизводство, право, гражданин, суд, решение.

В рамках продолжающейся в России судебной реформы нуждается в переосмыслении комплекс прав граждан на объективность, правосудность, справедливость судебных решений. Соответственно, актуализируется повышение гарантированности такого важнейшего права, как право на справедливое судебное разбирательство.

По мнению многих экспертов, право на справедливое судебное разбирательство — центральное во всей конструкции правового государства [4, с. 9].

Право на справедливое и открытое разбирательство компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, а также иные гарантии надлежащего процесса составляют неотъемлемую часть подтвержденных государствами-участниками Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) обязательств по человеческому измерению [3; 5].

Сказанное обосновывается тем, что согласно позиции профессора Тюбингенского университета Отфрида Хеффе, «для обязательных правовых решений требуются ясные процедуры. В их основании лежат принципы справедливости, которые практически во всех культурах, бесспорно, относятся к общечеловеческому наследию [в деле] справедливости» [16, с. 66].

Статья 10 Всеобщей декларации прав человека 1948 года (далее — Декларация прав человека) [19] закрепляет, что каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на основе полного равенства на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом.

Согласно Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 года (далее — Пакт) каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе, на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (п. 1 ст. 14) [18].

Стандарты справедливого судебного разбирательства, предусмотренные ст. 14 Пакта и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее — Конвенция), отличает сложный и взаимосвязанный характер, направленный на обеспечение надлежащего отправления правосудия [14, с. 20].

Принцип справедливости судебного разбирательства вытекает также из преамбул Декларации прав человека, Пакта и Конвенции [17].

Референтная рассматриваемому кругу вопросов ст. 6 «Право на справедливое судебное разбирательство» Конвенции гарантирует право каждого на справедливое и публичное разбирательство его дела (в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения) в разумные сроки созданным на основании закона независимым и беспристрастным судом (п. 1 ст. 6).

Согласно п. 2 ст. 6 Конвенции каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком. Согласно п. 3 ст. 6 Конвенции каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

а) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

б) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

в) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

г) опрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

д) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

В многочисленных постановлениях Европейского суда по правам человека нашло подтверждение особое значение права на справедливое судебное разбирательство в демократическом обществе, в частности, в постановлениях по делам «Адольф против Австрии» [1], «Хелен Стил и Дэвид Моррис против Соединенного Королевства» [5].

Фундаментальный принцип справедливости заложен в Преамбуле Конституции РФ [13].

Гарантии справедливости в судопроизводстве в рамках уголовного процесса установлены ч. 2 ст. 6, ч. 4 ст. 226.9, ст. 297 «Законность, обоснованность и справедливость приговора», ст. 389.9, п. 4 ст. 389.15, ст. 389.18, ч. 4 ст. 389.28, пунктами 1 и 2 ч. 3 ст. 413 Уголовно-процессуального кодекса РФ [11]; в рамках гражданского процесса — ч. 1 ст. 391.11 Гражданского процессуального кодекса РФ [12].

Однако весьма характерно, что слово «справедливость» (в любой форме или в любом производном) отсутствует в Федеральном конституционном законе от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» [10].

Считается, что право на справедливое и публичное разбирательство дела независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, включает три принципиальных соображения:

1) суд создается на основании закона;

2) суд компетентен принимать решения по представленным ему делам;

3) суд независим и беспристрастен [14, с. 55].

Однако такой подход сужает понятие справедливости, подменяет его другими (хотя и связанными, но отличными от него) дефинициями.

Возникает вопрос об адекватной (желательно — аутентичной) интерпретации слова «справедливое» в контексте осмысления и толкования содержания права на справедливое судебное разбирательство.

Читайте так же:  Соглашение о возмещении ущерба при дтп образец

Как пишет Отфрид Хеффе, «изначально справедливость означала лишь соответствие действующему праву. До сих пор ведомство, занимающееся вопросами права, судебная система, называется юстицией. Однако уже давно понятие справедливости приобрело более широкое и моральное значение, не теряя при этом тесной связи с правом… Благодаря всеми признанной справедливости, охватывающей [различные] культуры и эпохи, о человечестве в целом можно говорить как о сообществе справедливости. Общечеловеческое начинается с принципа равенства: одинаковые случаи следует рассматривать одинаковым образом» [16, с.10—11].

По мнению видного русского правоведа конца XIX века С.А. Муромцева, основой развития правопорядка должна быть именно «справедливость», т. е. господствующее в обществе прогрессивное правосознание, представление об идеальном правовом строе. Он считал, что суд и другие правоприменительные органы государства обязаны постоянно приводить действующий правопорядок в соответствие со «справедливостью» [6, с. 1—13].

Согласно В.Н. Аргуновой, «социальная справедливость является критической точкой пересечения индивидуального и общественного интересов» [2, с. 307].

Суть концепции Джона Ролза — это интерпретация справедливости как честности. Этот автор относит к фундаментальным моральным способностям человека способность к чувству справедливости и способности к концепции блага, а справедливость определяет «первой добродетелью общественных институтов» в «упорядоченном» (well-ordered) обществе [16].

Право на справедливость судебного слушания является основополагающим компонентом ст. 6 Конвенции. Требование соблюдения справедливости распространяется на судебное разбирательство в целом, а не только на устные слушания либо разбирательство в первой инстанции. Таким образом, вопрос о том, было ли рассмотрение судебного дела конкретного человека справедливым, решается применительно ко всему судебному процессу, хотя некоторые его элементы могут иметь при этом решающее значение. Недочеты, допущенные на одной стадии судебного процесса, могут быть исправлены или компенсированы на последующих стадиях. Вопрос о том, был ли судебный процесс справедливым, несомненно, стоит отдельно от вопроса, является решение суда правильным или ошибочным [7, с. 38].

1. Адольф против Австрии: постановление Европейского суда по правам человека от 26.03.1982 [Case of Adolf v. Austria / Judgment of the European Court of Human Rights, 26.03.1982 (Application № 8269/78)]. URL: http://hudoc.echr. coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-57417.

2. Аргунова В.Н. Социальная справедливость: ценностно-институциональный анализ. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2004.

3. Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ. Копенгаген, 1990 (п. 5.12—5.19).

4. Европейские стандарты права на справедливое судебное разбирательство и российская практика / под общ. ред. А.В. Деменевой. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2004.

5. Итоговый документ Венского совещания. Вена, 1989 (п. 13.9).

6. Муромцев С.А. Право и справедливость // Сборник правоведения и общественных знаний. СПб., 1983. Т. 2.

7. Право на справедливый суд в рамках Европейской конвенции о защите прав человека (ст. 6). London: Council of Europe, 2009.

8. Ролз Дж. Теория справедливости. Новосибирск: Изд-во Новосибирского университета, 1995.

9. Сальвиа М. де Прецеденты Европейского Суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 гг. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.

10. СЗ РФ. 06.01.1997. № 1.

11. СЗ РФ. 24.12.2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.

12. СЗ РФ. 18.11.2002. № 46. Ст. 4532.

13. СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.

14. Справедливое судебное разбирательство в международном праве: юридический сборник. Варшава: БДИПЧ ОБСЕ, 2013.

15. Стил и Моррис против Соединенного Королевства: постановление Европейского суда по правам человека (Четвертой секции) от 06.04.2004 [Case of Helen Steel and Dav >URL: http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-23839

16. Хеффе О. Справедливость. Философское введение / пер. с нем. О.В. Кильдюшова; под ред. Т.А. Дмитриева. М.: Праксис, 2007.

Источник: http://www.sovremennoepravo.ru/m/articles/view/%D0%9D%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D1%82%D0%BE%D1%80%D1%8B%D0%B5-%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%81%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B5-%D0%BD%D0%B0-%D1%81%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D0%B5-%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B1%D0%B8%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE

Принцип справедливости судебного разбирательства

В своих постановлениях ЕСПЧ неоднократно разъяснял, что п. 1 ст. 6 Конвенции закрепляет необходимость достижения «справедливого баланса» между сторонами и признание судебного разбирательства справедливым лишь при условии обеспечения равных процессуальных возможностей обеих сторон, участвующих в деле [1] .

Причем под справедливым судебным разбирательством в Конвенции подразумевается справедливость судебного процесса, но не результата этого процесса (самого судебного решения) [2] .

Обеспеченность равных процессуальных возможностей сторон, необходимая для признания судебного разбирательства справедливым, определяется ЕСПЧ исходя из анализа ряда аспектов.

Во-первых, ЕСПЧ оценивает справедливость судебного разбирательства, исходя из фактической возможности участия сторон в рассмотрении дела на всех стадиях судебного процесса. Несоблюдению данного условия способствует, в частности, ненадлежащее уведомление участвующих в деле лиц о дате судебного слушания в судебных заседаниях, влекущее для заинтересованных лиц невозможность участия в судебном разбирательстве. Каким бы способом ни осуществлялось извещение участвующих в деле лиц о слушании, суды должны иметь в распоряжении доказательства, подтверждающие получение такого уведомления адресатом [3] .

При отправлении правосудия по гражданским делам суд обязан обеспечить извещение лиц о судебном заседании с таким расчетом, чтобы они имели возможность явиться в суд [4] . Например, в деле «Прокопенко против России» ЕСПЧ указал, что связи с поздним извещением заявительница была лишена возможности принять участие в заседании суда кассационной инстанции (она получила уведомление о дате рассмотрения ее кассационной жалобы вечером того дня, на который было назначено рассмотрение) [5] . ЕСПЧ также отметил, что из содержания кассационного определения не следует, что суд кассационной инстанции рассмотрел вопрос о том, была ли заявительница должным образом извещена о заседании, и, если нет, должно ли рассмотрение дела быть отложено. Указанное позволило сделать вывод о нарушении права на суд.

ЕСПЧ признал нарушением принципа состязательности разбирательства рассмотрение дела на основании документов без наблюдения или заслушивания заявителя (поскольку, несмотря на заболевание, он был относительно самостоятелен), притом что исход разбирательства затрагивал его права практически во всех сферах жизни и влек за собой потенциальное ограничение его свободы. Непосредственное участие данного лица в процессе было необходимо не только для обеспечения ему возможности представить свою позицию, но и для непосредственной оценки судом его способности осознавать свои действия. Формальное присутствие районного прокурора (как бы в защиту прав лица) в десятиминутном судебном заседании, по мнению ЕСПЧ, не придало разбирательству состязательный характер. Кроме того, в отличие от другой стороны гражданин был лишен фактической возможности обжаловать решение о признании его недееспособным.

Читайте так же:  Судебная экспертиза арбитражный суд

Во-вторых, оценить справедливость судебного разбирательства помогает анализ фактической (реальной) состязательности сторон в процессе.

Данное условие может быть реализовано только при условии, что имело место 1

ности, участниками процесса признается право ознакомиться с доказательствами до начала рассмотрения дела в судебном заседании, выразить свое мнение относительно наличия, содержания и подлинности представленных доказательств заблаговременно в письменном виде при необходимости [8] . Каждая из сторон судебного разбирательства должна иметь реальную возможность «представить» свое дело (быть уведомленным о замечаниях и доказательствах, представленных оппонентом, иметь возможность прокомментировать их, а также представить свои доводы и возражения) в условиях, в которых ни одна из них не имеет явного преимущества в процессе по отношению к другой.

Следовательно, судебное разбирательство не будет признано справедливым, если, например, одна из сторон была лишена возможности изложить и защищать свою позицию. Так, возможность для сторон участвовать в процессе по делу с помощью переводчика (если лицо не владеет соответствующим языком) является необходимой гарантией состязательности и характеризует судебный процесс с точки зрения его справедливости.

В отдельных случаях (при явном неравенстве возможностей сторон, к примеру в сложном и длительном судебном споре с крупной корпорацией) отказ властей предоставить заявителям бесплатную юридическую помощь рассматривается как нарушение права на справедливое судебное разбирательство в части равного права эффективно представить свою позицию суду [9] .

Важно заметить, что п. 1 ст. 6 Конвенции не требует от государств- участников закрепления в национальной правовой системе исключительно состязательной модели процесса. Принцип справедливости судебного разбирательства предполагает наличие такого характера судопроизводства, который дает сторонам принципиальную возможность представлять доказательства в защиту своей позиции, быть информированными обо всех приобщенных к делу материалах и доказательствах, делать замечания, представлять возражения на доводы другой стороны с целью оказать воздействие на решение суда [11] . Национальное законодательство может закрепить такой характер процесса по-разному, но избранный способ должен гарантировать участникам разбирательства равные возможности защиты.

Недопустимо также использование государством своих правомочий, не сопоставимых с возможностями частного лица, по изменению нормативного регулирования (или толкования действующих норм права) для изменения «неблагоприятной» для него практики рассмотрения аналогичных дел [12] .

В-третьих, оценка справедливости судебного разбирательства требует обязательного учета законности методов получения доказательств. ЕСПЧ выработана правовая позиция, согласно которой приобщение к делу незаконно полученных доказательств будет являться нарушением права на справедливое судебное разбирательство только в том случае, если окончательный судебный акт в большей степени основан на указанных доказательствах, а заявитель был лишен возможности оспорить их достоверность и факт использования [13] .

По мнению ЕСПЧ, справедливость судопроизводства предполагает несвязанность суда доводами сторон: он вправе определять применимое право, толковать доказательства по-новому и т.д. Вместе с тем судьи должны быть более предусмотрительны, если имеют дело с доказательствами по делу, которые ранее не рассматривались судом [15] .

В-четвертых, основанием для того, чтобы говорить об отсутствии справедливого судебного разбирательства, может выступить и недостаточность мотивировки судебных актов.

Важность полноты мотивировочной части для целей признания судебного разбирательства справедливым неоднократно подчеркивалась в практике ЕСПЧ: европейские стандарты судебного разбирательства требуют от национальных судов приведения обоснования принимаемых судебных актов по любым категориям рассматриваемых дел [16] .

Нарушением права на справедливое судебное разбирательство признается ситуация, когда национальным судом при принятии судебного акта были проигнорированы доводы, представленные одной из сторон. К примеру, это имело место в деле «Кузнецов и другие против России» [17] : основной довод жалобы заявителей был оставлен за рамками судебной проверки и, следовательно, не был рассмотрен по существу. Такое исключение было квалифицировано ЕСПЧ как невыполнение национальным судом обязанности обосновать свое решение и обеспечить соблюдение принципа справедливости, что нарушило право на суд.

Примером может служить и дело по жалобе «Галич и Дерябина против России». В ней указывалось, что заявитель обратился в суд с требованием о взыскании с должника по договору займа основного долга и процентов за неисполнение денежного обязательства. Суд первой инстанции удовлетворил иск частично, а суд кассационной инстанции, отклонив кассационную жалобу, по собственной инициативе уменьшил сумму процентов годовых (хотя этот вопрос сторонами дела не поднимался), не приведя правовых оснований такого решения. ЕСПЧ признал жалобу приемлемой в части нарушения права на справедливое судебное разбирательство вследствие отсутствия у заявителя возможности привести доводы против уменьшения суммы процентов и недостаточности мотивов, изложенных судом кассационной инстанции в обоснование своего решения. Суд проверочной инстанции обязан мотивировать свой вывод, что размер процентов, присужденный судом первой инстанции, являлся несоразмерным понесенному заявителем ущербу [18] .

В то же время следует признать, что ЕСПЧ не исходит из толкования требования мотивированности как предполагающего подробный ответ суда на каждый довод, высказанный участвующим в деле лицом [19] . Вывод о таком нарушении судом обязанности мотивировать принятый акт, которое способно повлиять на справедливость судебного разбирательства в целом, может быть сформулирован лишь в свете обстоятельств конкретного дела [20] . Немотивированными признаются только излишне лаконичные судебные акты, создающие неясность мотивов, оснований разрешения судом вопроса или спора в целом именно таким образом, как было сделано. При этом подлежат учету особенности порядка функционирования национальных судебных систем в части правил изложения судебных актов.

В-пятых, при оценке справедливости судебного разбирательства нельзя исключить оценку порядка и фактической возможности обжалования вынесенного судебного акта сторонами, а также невозможности вмешательства в порядок обжалования со стороны лиц, не участвующих в деле, и лиц, чьи права не затронуты вынесенным судебным актом.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studref.com/380762/pravo/printsip_spravedlivosti_sudebnogo_razbiratelstva

Принцип справедливого судебного разбирательства
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here