Проблемы назначения судебной экспертизы

Помощь по теме: "Проблемы назначения судебной экспертизы" с полным описанием проблематики и решением. Ели у вас есть вопросы, то обратитесь к дежурному консультанту.

Проблемы назначения и производства судебно-медицинских экспертиз

Проблемы назначения и производства судебно-медицинских экспертиз / Маслов А.В., Прониченко Е.И. Теньков А.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2012. — №12. — С. 112-117.

библиографическое описание:
Проблемы назначения и производства судебно-медицинских экспертиз / Маслов А.В., Прониченко Е.И. Теньков А.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2012. — №12. — С. 112-117.

код для вставки на форум:

В современной системе уголовного судопроизводства судебно-медицинская экспертиза является одним из важнейших процессуальных инструментов расследования, средством получения объективной доказательственной информации по делу. Расследование и разрешение по существу уголовных дел, где речь идет о жизни и здоровье граждан, практически невозможно без применения специальных медицинских знаний в различных формах, из которых основной является судебно-медицинская экспертиза.

Судебно-медицинская экспертиза – мощный инструмент сбора и закрепления доказательств по делу. Однако, как и для всякого сильного средства, для нее необходимо создать определенные условия и принять меры предосторожности, призванные обеспечить ее успех. Особый статус объектов судебно-медицинской экспертизы, огромное число проводимых исследований приводят к необходимости отдельного рассмотрения специфики законодательного регулирования данного рода экспертиз, теоретических и практических аспектов применения их в уголовном процессе.

В действующем в настоящее время УПК РФ порядок назначения и производства судебной экспертизы дан в главе 27 (ст. 195–207), а также в ст. 283.

Признав необходимым назначение судебной экспертизы, дознаватель, следователь выносит об этом постановление, а в случаях, предусмотренных п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК, возбуждает перед судом ходатайство.

По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд может назначить судебную экспертизу.

Статья 196 УПК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований, когда назначение и производство судебной экспертизы по уголовному делу является обязательным.

Обязательность назначения и производства судебных экспертиз в случаях, указанных в пп. 1–5 ст. 196 УПК РФ, обусловлена объективной необходимостью доказывания таких обстоятельств, без установления которых невозможно по существу разрешить уголовное дело и вынести обоснованное и законное решение.

Отсутствие в уголовных делах заключений судебных экспертов по вопросам, перечисленным в пп. 1–5 этой статьи, рассматривается как основание для вывода о том, что доказательства, собранные по уголовному делу, являются недостаточными для разрешения уголовного дела (ст. 88 УПК РФ).

Попытка дознавателя, следователя или суда установить эти обстоятельства без производства судебной экспертизы либо подменить заключение соответствующего судебного эксперта справками или письмами специалиста должна расцениваться как получение доказательства с нарушением требований УПК РФ и влечь его признание недопустимым (ст. 75 УПК РФ).

Положения данной статьи соответствуют общим правилам собирания, проверки и оценки доказательств. Заключение судебного эксперта в случаях, когда производство экспертизы обязательно, как и другие доказательства, не имеет заранее установленной силы и оценивается по критериям и процедурам, установленным в настоящем Кодексе (ст. 17, 75, 87, 88 УПК РФ).

Назначение лица экспертом для производства судебной экспертизы и дачи заключения выражается в принятии должностным лицом или государственным органом, в производстве которого находится уголовное дело, Постановления (Определения) о назначении экспертизы с изложением решения поручить проведение экспертизы соответствующему специалисту. При производстве экспертизы в экспертном учреждении проведение экспертных исследований и дача заключения поручаются эксперту или нескольким экспертам из числа работников данного экспертного учреждения ее руководителем после получения им Постановления должностного лица, осуществляющего предварительное расследование или Постановления судьи, либо Определения суда о назначении экспертизы (ст. 199 УПК РФ).

Одной из отличительных черт судебно-медицинской экспертизы, связанной с особым характером ее объектов, является необходимость ее назначения и производства без промедления – сразу, как только будут обнаружены основания для этого. Запоздалое назначение судебно-медицинской экспертизы достаточно часто ведет к утрате следов преступления.

Все это касается только тех случаев, когда уголовное дело уже возбуждено и по нему ведется соответствующее расследование.

В настоящее время получила распространение точка зрения, согласно которой до возбуждения уголовного дела возможно не производство, а лишь назначение экспертизы, поскольку буквально в ст. 146 указано именно об этом. Однако само по себе назначение экспертизы до возбуждения уголовного дела без ее производства и получения заключения эксперта теряет всякий смысл, поскольку ни обеспечить максимально быстрое исследование объектов, ни получить сведения, являющиеся основанием для возбуждения уголовного дела, в этом случае нельзя.

В результате этого работники правоохранительных органов не назначают экспертизу до возбуждения уголовного дела, в связи с тем, что об этом нет специального указания в ст. 195 УПК РФ и велика вероятность того, что полученные доказательства в дальнейшем в суде будут признаны недопустимыми. Поэтому в практической деятельности используется иная модель использования специальных судебно-медицинских познаний в стадии возбуждения уголовного дела: исследования проводятся в государственных судебно-медицинских экспертных учреждениях в непроцессуальной форме (по поручению правоохранительных органов), результат которого оформляется «Актом судебно-медицинского исследования трупа» или «Актом судебно-медицинского освидетельствования».

Врач судебно-медицинский эксперт, производя судебно-экспертное исследование трупа или освидетельствование по направлению, осуществляет деятельность за пределами уголовного судопроизводства, а поэтому не является по процессуальному положению специалистом, а тем более экспертом.

В соответствии с положениями УПК РФ при производстве в дальнейшем предварительного расследования вся деятельность этого врача, связанная с исследованием представленного объекта, позволяет признать его в процессуальном статусе свидетеля по делу.

Такие факты негативно отражаются на процессуальной значимости судебно-медицинской экспертизы, так как в большинстве случаев доказательное значение придается «Заключению эксперта» исключительно как документу, но не содержащимся в нем данным. Произведенным по «Направлению» исследованием трупа врач судебно-медицинский эксперт устанавливает имеющие юридическое значение фактические обстоятельства, дает им оценку, формулирует ответы на поставленные вопросы. Факты, упомянутые в составленном по результатам исследования «Акте», не имеют заранее установленной юридической силы, подлежат проверке и оценке по общим правилам УПК РФ.

Вынесение «Постановления о назначении судебной экспертизы» трупа свидетельствует о понимании дознавателем, следователем, что произведенное по «Направлению» вне рамок уголовного судопроизводства исследование трупа и оформленное «Актом», следственным действием не является и не может иметь быть самостоятельного значения.

Читайте так же:  Как заполнять исковое заявление

После возбуждения уголовного дела назначается судебно-медицинская экспертиза, проведение которой, как правило, поручается тому же эксперту, что и проведение предварительного исследования. При этом в качестве объекта зачастую фигурирует не первоначальный объект исследования (труп, живое лицо), а полученный на этапе возбуждения уголовного дела документ («Акт судебно-медицинского исследования (освидетельствования)»).

В числе существенных недостатков такого подхода следует, прежде всего, назвать вопрос об ответственности эксперта. Эксперт несет уголовную ответственность лишь за содержание заключения эксперта, которое он дает по итогам производства судебной экспертизы. Однако за предоставление ложных сведений в составе «Акта судебно-медицинского исследования (освидетельствования)» можно привлечь его лишь к дисциплинарной ответственности. Закономерно встает вопрос: можно ли привлечь эксперта к ответственности за дачу заведомо ложного заключения, если выводы эксперта логически и научно обоснованы, но сделаны на основе сфальсифицированных исходных данных, за содержание которых эксперт ответственности не несет? Представляется, что доказать вину эксперта в данном случае будет крайне сложно. В случае же, когда акт медицинского исследования (освидетельствования) и заключение судебно-медицинского эксперта составлены разными лицами, это сделать и вовсе невозможно. В лучшем случае можно будет признать данное заключение недопустимым доказательством. Однако к этому моменту повторное исследование исходных объектов, вероятнее всего, окажется уже невозможным.

Кроме того, однозначно неправильным будет являться простое копирование выводов непроцессуального исследования в соответствующую часть заключения эксперта. А если при производстве экспертизы заново оцениваются установленные ранее признаки исследуемого объекта, налицо дублирование одной и той же работы судебного медика, но в различной процессуальной форме. Такая ситуация нередко приводит к тому, что заключение эксперта представляет собой переписанные из полученного ранее документа выводы без какой-либо оценки его содержания.

Таким образом, следует признать, что существующее в настоящее время нормативное регулирование вопроса о назначении судебных экспертиз весьма неполно. В теории уголовного процесса также нет единого мнения по данному вопросу. Однако представляется вполне обоснованным вывод о необходимости разрешить производство судебно-медицинских и некоторых других экспертиз в случаях, когда без экспертизы невозможно установить наличие оснований для возбуждения уголовного дела (установление причины смерти, характера и степени причиненного здоровью вреда), и в иных случаях, не терпящих отлагательства.

Невыполнение тех или иных следственных действий до возбуждения уголовного дела приводит к тому, что вместо естественной для таких исследований процессуальной формы – судебно-медицинской экспертизы – проводятся не процессуальные «медицинские исследования» и «медицинские освидетельствования», результату которых впоследствии придается процессуальная форма путем назначения судебно-медицинской экспертизы. Ввиду недостатков такого подхода (сложности с решением вопроса об ответственности эксперта за дачу заведомо ложного заключения, дублирование работы специалиста – судебного медика в разных процессуальных формах, отсутствие нормативно закрепленных гарантий прав личности, встречающееся в практической деятельности небрежное отношение к оформлению Заключения эксперта в случаях, когда в деле уже имеется «Акт») представляется необходимым нормативное решение вопроса о назначении судебно-медицинских экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела. Положительное решение этого вопроса приведет к упрощению и упорядочиванию процессуального оформления медицинских исследований, укреплению гарантий прав личности в уголовном процессе.

В настоящий момент следует более внимательно относиться к содержанию Заключений эксперта, даваемых на основе «Актов медицинского исследования (освидетельствования)». Нельзя признать соответствующим требованиям законодательства указание в исследовательской части Заключения лишь ссылки на «Акт» без описания содержания и результатов исследования, примененных методик, изложение в Заключении выводов «Акта» без аргументации со ссылками на установленные в ходе исследования факты. Такая тактика противоречит сути экспертизы – исследования, требующего специальных познаний и проводимого в надлежащей процессуальной форме.

похожие материалы в каталогах

похожие статьи

Перспективы судебных медиков в гражданском обороте / Тихомиров А.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2011. — №1. — С. 5-7.

Источник: http://www.forens-med.ru/book.php?id=1618

К вопросу об обязательном назначении судебной экспертизы в уголовном процессе

Дата публикации: 04.05.2018 2018-05-04

Статья просмотрена: 705 раз

Библиографическое описание:

Магомедов М. Н. К вопросу об обязательном назначении судебной экспертизы в уголовном процессе // Молодой ученый. — 2018. — №18. — С. 242-245. — URL https://moluch.ru/archive/204/49914/ (дата обращения: 07.02.2020).

Одним из процессуальных действий в уголовном судопроизводстве является назначение и производство судебной экспертизы. Поскольку его сущность заключается в использовании специальных знаний, законодатель устанавливает случаи обязательного проведения судебной экспертизы для решения некоторых вопросов, подлежащих доказыванию. Актуальность рассмотрения данной проблемы обусловлена тем, что перечень случаев обязательного проведения экспертизы, зафиксированный в законе, в практической деятельности заметно расширен, при этом среди ученых отсутствует единство мнений по поводу совершенствования соответствующих правовых норм.

Ключевые слова: уголовный процесс, предварительное расследование, следственные действия, судебная экспертиза, обязательное назначение экспертизы.

Обязательность назначения судебной экспертизы в Российской империи была заложена в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. В конце XIX начале XX века у правоприменителя не осталось сомнения в большой практической значимости назначения медицинских экспертных исследований. И именно в этот исторический период современный институт обязательности судебной экспертизы начал складываться в определенное правило. Впоследствии он нашел свое место в УПК РСФСР 1960 и процессуальных кодексах других союзных республик. На сегодняшний день Уголовно-процессуальный кодекс РФ (далее УПК РФ) содержит 7 случаев обязательного назначения судебной экспертизы. Важность ст. 196 УПК РФ, заключается в том, что регламентация перечня обязательных оснований для обязательного назначения судебной экспертизы дается возможность считать их необходимыми пределами доказывания, без которых производство по уголовному делу невозможно. [4]

Подготовка и назначение экспертизы — процессы взаимосвязанные и неотрывные друг от друга. Элементы этих процессов представлены единой системой мыслительной, организационной и процессуальной деятельности следователя.

Подготовка и назначение экспертизы включают:

1) формирование решения о ее назначении, а также

2) определение эксперта или экспертного учреждения, в котором предполагается производство экспертизы,

3) формулирование вопросов, подлежащих рассмотрению и разрешению экспертом,

4) определение и подготовка объектов исследования и иных необходимых материалов,

5) облечение принятого решения в процессуальную форму — вынесение постановления о назначении экспертизы.

Говоря о личном усмотрении следователя при принятии им решения о назначении экспертизы в ситуациях, не предусмотренных ст. 196 УПК РФ, необходимо делать оговорку. Вызвано это сложившейся практикой доказывания существенных для дела обстоятельств по определенным категориям преступлений. Так, по делам о половых преступлениях (ст.ст. 131–135 УК РФ), некоторых преступлениях против здоровья (ст.ст. 121–124 УК РФ), о транспортных и технологических происшествиях (ст.ст. 143, 263, 264 УК РФ), о преступлениях, связанных с незаконными действиями с наркотическими средствами (ст.ст. 228–231 УК 34 РФ), оружием и боеприпасами (ст.ст. 222–226 УК РФ), сопряженных с неконтролируемыми процессами горения или взрыва (ст.ст. 167, 168, 216–219 УК РФ) результаты судебных экспертиз могут влиять на характер принимаемого решения о возбуждении уголовного дела и квалификацию преступления. При выявлении признаков указанных видов преступлений существенная роль в процессе доказывания отводится судебным экспертизам, что свидетельствует не о «возможности» назначения экспертизы, а именно об «обязательности» ее назначения в некоторых, отдельно не оговоренных законодателем ситуациях. Надо заметить, что аналогичного мнения придерживается значительное число исследователей. [5]

Читайте так же:  Ответ возражение на судебный приказ

Более того, современные реалии свидетельствуют о том, что приведенные нами примеры составов «привычных», «классических» преступлений далеко не исчерпывающи. Так, отдельные авторы считают, что обойтись без производства соответствующей судебной экспертизы невозможно при установлении наличия признаков экстремизма в информационных материалах, раскрытии правонарушений в области информационных технологий (исследовании электронных следов), определении соответствия изъятой алкогольной продукции ГОСТу, признаков контрафактности аудиовизуальной продукции, установлении характера и степени загрязнения земель, вод, воздуха, морской среды и др.

Таким образом, криминализация тех или иных деяний и расширение уголовно-правовых норм ведут в том числе к активизации использования органами предварительного расследования возможностей экспертных знаний. Это в свою очередь в отдельных ситуациях может вести к тому, что определенные обстоятельства по уголовным делам о «новых» или «редких» преступлениях не могут быть установлены иначе, как экспертным путем. Результатом подобного «расширения», в частности, явилось введение в ст. 196 УПК РФ в феврале 2012 года пункта 3.1 (в связи с изменениями в уголовном законодательстве, нацеленными на борьбу с рядом преступных проявлений в отношении несовершеннолетних), а в ноябре 2013 года — пункта 3.2 (в связи с введением в уголовном законодательстве нормы об обязательной медицинской реабилитации осужденных, больных наркоманией). Подобная позиция законодателя нам представляется не безупречной, поскольку подобным образом рассматриваемая статья в дальнейшем может дополняться бесконечно. [6]

На наш взгляд, ст. 196 УПК РФ носит сугубо декларативный характер, ее основная цель не столько обеспечение объективности, полноты и всесторонности доказывания, сколько не вызываемая необходимостью дополнительная констатация правовых гарантий по обеспечению прав граждан в ходе уголовного судопроизводства (обеспечение которых достигается целым рядом иных норм УПК РФ: ст.ст. 6, 7, 9–11, 42, 46, 47, 73–75, 85–88). Поэтому представляется необходимым сформулировать универсальное нормативное положение, которое бы очерчивало все возможные ситуации, при которых назначение и производство экспертизы необходимо в силу невозможности получения доказательств иным способом. В частности, следует указать, что назначение и производство судебной экспертизы обязательно, когда для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со статьей 73 УПК РФ, действительно необходимо использование специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле. Использование данной или подобной формулировки в ст. 196 УПК РФ (или в ст. 195, при условии исключения ст. 196 из текста УПК РФ), позволило бы избежать необходимости неоднократного дополнения рассматриваемой нормы, вызванного изменением или дополнением смежного законодательства.

Кроме того, это внесло бы ясность в работу органов предварительного расследования и суда при разграничении понятий «обязательности» и «необходимости» в процессе принятия решения о назначении судебной экспертизы.

  1. Рамазанов Т. Б. Заключения и показания эксперта и специалиста как доказательства в уголовном судопроизводстве // Юридический вестник Дагестанского государственного университета. 2012. № 4. С. 96–101.
  2. Нестеров А. В. О классификации судебных экспертиз // Теория и практика судебной экспертизы. 2011. № 2 (22). С. 18–24.
  3. Жаворонков В. А. Особенности назначения судебных экспертиз при расследовании плагиата // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2013. № 3 (26). С. 88–92.
  4. Зуев А. Н. К вопросу о судебных экспертизах по делам об обороте детской порнографии в сети Интернет // Эксперт-криминалист. 2008. № 3. С. 22–23.
  5. Ильина А. М. Обязательное использование специальных познаний в уголовном процессе: монография. Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического института МВД России, 2005. 208 с.
  6. Моховая Т. А. К вопросу о судебных экспертизах, назначаемых при расследовании преступлений против безопасности дорожного движения // Теория и практика общественного развития. 2015. № 24. С. 258–261.
  7. Орлов Р. А. Актуальные вопросы назначения судебных экспертиз при расследовании незаконного использования товарного знака // Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальский государственный университет экономики и права). 2012. № 2. С. 41.

Источник: http://moluch.ru/archive/204/49914/

7 процессуальных ошибок при назначении судебной экспертизы

Руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры», адвокат (адвокатская палата Санкт-Петербурга)

специально для ГАРАНТ.РУ

Видео (кликните для воспроизведения).

Заключение эксперта – один из источников сведений, на основании которых суд устанавливает факты, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Как и любое другое доказательство, оно будет иметь юридическую силу при условии, что получено с соблюдением закона. В этой колонке я рассмотрю ошибки, которые допускаются судом при назначении экспертизы в гражданском процессе и возможности их предупреждения во избежание затягивания сроков для рассмотрения дела, признания заключения эксперта недопустимым доказательством, а также увеличения расходов по делу.

Порядок назначения экспертизы

Процедура назначения экспертизы в гражданском процессе регламентируется ст. 79-80 Гражданского процессуального кодекса.

Назначение судебной экспертизы осуществляется судом по собственной инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в процессе. В ряде дел, таких как дела о признании гражданина недееспособным, проведение экспертизы является обязательным процессуальным действием (ст. 283 ГПК РФ).

Экспертиза может быть назначена как на стадии подготовки к судебному разбирательству, так в и процессе самого судебного разбирательства.

Поводом для проведения экспертизы является возникновение в деле вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, и для разрешения которых недостаточно опросить в судебном заседании специалиста. Назначение экспертизы должно быть обоснованным.

Читайте так же:  Что значит гражданская ответственность

Перед вынесением определения о назначении экспертизы суд:

  • устанавливает факты, для подтверждения которых необходимо проведение экспертизы;
  • определяется с видом экспертизы;
  • выбирает судебно-экспертное учреждение или эксперта (экспертов);
  • рассматривает ходатайства об отводе экспертов, если таковые имеются;
  • формулирует круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта;
  • обозначает дату назначения экспертизы и дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд;
  • решает вопрос о предоставлении эксперту материалов и документов для сравнительного исследования, особые условия обращения с ними, если это необходимо;
  • определяет за чей счет должна быть проведена экспертиза.

Выбор эксперта и определение круга вопросов осуществляются судом с учетом мнения участников процесса. Отклоняя вопросы, предложенные стороной по делу, суд обязан мотивировать свое решение.

Содержание определения о назначении экспертизы должно соответствовать требованиям ст. 80, ст. 225 ГПК РФ.

Эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения об ответственности, предусмотренной ст. 307 Уголовного кодекса.

Далее, суд имеет право воспользоваться правом, представленным ст. 216 ГПК РФ, и приостановить производство по делу.

Ошибки в судебной практике

Анализ правоприменительной практики в этом вопросе приведен в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 декабря 2011 года (далее – Обзор). Изучение обобщений, проведенных на уровне верховных судов субъектов РФ, показывает, что Обзор сохраняет актуальность и в настоящий момент. Приведем типичные ошибки судов при назначении экспертизы.

Не указано наименование вида экспертизы. В отдельных случаях вместо названия экспертизы суды указывали ожидаемые от исследования результаты. Так, в одном определении экспертиза была названа: «судебная экспертиза по определению рыночной стоимости заложенного имущества». Назначаются несуществующие виды экспертиз. Перечень возможных видов судебных экспертиз содержится в Приказе Минюста России от 27 декабря 2012 г. № 237 «Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России».

Неверно определен вид экспертизы. Судом на разрешение эксперта поставлены вопросы, на которые не могли быть получены ответы в результате указанного в определении вида экспертизы.

Неверно указан тип экспертизы (повторная или дополнительная). Повторная экспертиза согласно ст. 87 ГПК РФ, ст. 20 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» назначается судом, когда есть основания сомневаться в объективности и обоснованности заключения эксперта. Дополнительная экспертиза, как правило, имеет место быть при выявлении неясности, неточности, неполноте выводов эксперта. Эта ошибка может повлечь неверное решение вопроса о том, возможно ли поручение этой же экспертизы тому же эксперту.

Не определены даты проведения экспертизы и даты предоставления суду заключения эксперта. При определении сроков судьи руководствуются Методическими рекомендациями по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской федерации, утв. приказом Минюста России от 20 декабря 2002 года № 346, а также сложившейся практикой по срокам проведенных ранее экспертиз. Отсутствие конкретной даты в определении о назначении экспертизы также приводит к неопределенности, и как следствие затягиванию процесса во времени.

Ошибочный выбор экспертного учреждения или эксперта. Не всегда предварительно выяснялась возможность конкретного экспертного учреждения провести необходимые вид экспертизы, наличие соответствующей материально-технической базы или условий для проведения экспертизы.

Не составлялся протокол судебного заседания или составлялся с нарушением ст. 228 ГПК РФ. Обязанность суда – составлять протокол при проведении каждого отдельного процессуального действия. Применительно к назначению экспертизы в протоколе подлежат обязательному отражению: лицо, ходатайствующее о назначении экспертизы, сведения о разъяснении прав участникам процесса и последствий уклонения от экспертизы, данные о представление сторонами вопросов для исследования, обсуждений выбора эксперта, заявления отводу эксперта.

На разрешение экспертам ставились вопросы правового характера. Например, разрешение такие вопросов, как: «Соответствовали ли действия истца и ответчика перед столкновением ПДД, и если нет, то какие пункты ПДД были нарушены?» или «Нуждается ли данный гражданин в установлении опеки?» относится к компетенции суда, и ставить их перед экспертом считается недопустимым.

В большинстве из перечисленных нарушений определение о назначении судебной экспертизы и материалы для ее проведения возвращаются из экспертного учреждения без исполнения обратно в суд для уточнения соответствующих пунктов. Данное обстоятельство приводит к затягиванию сроков разрешения дела по существу.

Возможности участников процесса

Ошибкой со стороны участников процесса является пассивное поведение в процессе и предоставление решений всех вопросов, касающихся назначения экспертизы, на откуп суду и другой стороне по делу.

Важно ясно представлять возможности того или иного вида экспертизы и результаты, которые она может дать. В ходатайстве о назначении экспертизы необходимо обосновать ее назначение и указать конкретный факт, для установления которого требуется специальные знания. Предложенные на разрешение эксперта вопросы должны быть конкретны, понятны, корректно сформулированы и последовательны. Для этого можно воспользоваться специальной литературой или проконсультироваться со специалистом. Предлагая суду эксперта, желательно предварительно провести мониторинг уже проведенных ранее аналогичных судебных экспертиз и экспертов, работающих в нужной сфере, и предоставить суду информацию об экспертном учреждении или данные эксперта (экспертов) с указанием сведений об их компетентности, стаже эксперта, сроков, за которые он проведет экспертизу, и стоимость его услуг.

При назначении экспертизы по инициативе суда также важно активно пользоваться предоставленными сторонам процессуальными правами, контролировать внесение соответствующих замечаний в протокол судебного заседания и знакомиться с вынесенным определением о назначении экспертизы.

Последнее приобретает особое значение в связи с тем, что формально законодатель дает возможность принесения частной жалобы на определение суда о назначении экспертизы только в отношении вопросов, связанных с судебными расходами (ст. 104 ГПК РФ), а также приостановлении производства по делу (ст. 218 ГПК РФ).

Это мотивируется тем, что определение суда о назначении экспертизы само по себе не исключает возможность дальнейшего движения дела и в соответствии со ст. 331 ГПК РФ частные жалобы на определения суда такого рода не подаются. Возможность обжалования определения отсутствует и в ст. 80 ГПК РФ, касающейся непосредственно определения суда о назначении экспертизы.

Читайте так же:  Реквизиты для подачи искового заявления в суд

Право оспорить выбор суда в отношении эксперта и круга вопросов процессуальное законодательство не предоставляет. В случае вынесения неблагоприятного решения возможно включить свои доводы в аппеляционную жалобу, воспользовавшись правом, указанным в п. 3 ст. 331 ГПК РФ.


Источник: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/komissarov/1228643/

Проблемы назначения производства судебных экспертиз

Большой ущерб качественному и своевременному проведению судебных экспертиз наносят проблемы, которые возникают на самом первом их этапе – в процессе назначения. Так как назначение производит следователь, именно от его действий зависит многое в дальнейшем проведении судебной экспертизы. Ошибка, допущенная следователем при назначении, может иметь весьма плачевные последствия.

Основная масса ошибок, возникающих при назначении экспертизы, не являются прямыми нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Большинство ошибочных действий носят чисто субъективный характер и могут быть объяснены неким комплексом факторов, влияющих на следователя в момент принятия решений о назначении судебной экспертизы. По данным некоторых исследований, каждая пятая судебная экспертиза имеет серьёзные проблемы уже на стадии назначения.

Самая распространённая проблема в назначении экспертизы – шаблонность подхода следователя к этой процедуре. Каждое дело требует от следователя индивидуального подхода, и важно, чтобы цели и задачи, которые призвана выполнить экспертиза, разрабатывались отдельно в каждом конкретном случае. Многие же следователи, особенно при обилии на первый взгляд однотипных дел, ограничиваются становлением перед экспертами типового набора вопросов, не принимая во внимание особенности того или иного дела.

Все проблемы при назначении судебной экспертизы возникают в двух областях – либо это проблемы, связанные с неверным определением задач экспертизы и неверно поставленными перед экспертизой вопросами, либо это проблемы, возникающие во время выбора средств для достижения целей экспертизы. Первая категория проблем является самой часто встречающейся на практике.

Чаще всего подобные ошибки допускают либо неопытные или недостаточно квалифицированные следователи, либо те, которые халатно относятся к исполнению своих обязанностей. Они не утруждают себя точной формулировкой вопросов, чем значительно усложняют дальнейшую работу эксперта. В итоге либо эксперту приходится отвечать на размытые и неверно сформулированные вопросы, либо на те вопросы, которые, по сути, не имеют никакой ценности для дальнейшего расследования. Также часто следователи ставят перед экспертизой такие вопросы, которые выходят за рамки компетенции специалиста-эксперта. Чаще всего эта проблема проистекает из элементарного незнания следователями особенностей работы того или иного эксперта. Стоит отметить, что большинство подобных проблем могут быть успешно решены, если следователь не будет пренебрегать предварительной консультацией с экспертом.

В качестве основания для назначения экспертизы многие следователи ограничиваются тем, что приводят собственно фабулу дела. Этого недостаточно для корректной работы эксперта, и следователь должен обязательно уточнить конкретные основания для нужды в экспертной оценке, а также детализировать информацию о тех предметах или явлениях, которых непосредственно будет касаться планируемая экспертиза.

Другая категория проблем, связанная с неверным выбором средств, чаще всего воплощается в том, что следователь либо представляет не те материалы для экспертной оценки, либо представляет материалы в недостаточном объёме. Сюда же можно отнести и те проблемы, которые возникают при неправильном хранении или передаче материалов эксперту, в частности при нарушении требований к специальной упаковке материалов, имеющих ценность для экспертизы.

Большую роль играет и временной фактор – следователи, которые откладывают назначение экспертизы по тем или иным причинам, часто не осознают, сколько важных деталей они могут упустить. Кроме того, все проволочки с экспертизой дают время и повод заинтересованным лицам ходатайствовать о смене эксперта либо экспертного учреждения, что зачастую делается только для того, чтобы ещё больше затянуть организацию экспертизы и способствовать упущению важных моментов экспертизы. В целом подобные ситуации значительно снижают качество проводимого расследования и могут привести к неминуемой утрате ценных вещественных доказательств.

Путь решения вышеперечисленных проблем лежит через налаживание конструктивного и взаимообогащающего сотрудничества следователей и экспертов. Следователи должны повышать свой уровень знаний о работе экспертов, а в интересах последних всячески помогать следователям в их стремлении избежать ошибок в процессе назначения судебной экспертизы.

Источник: http://exprus.ru/sro/articles/80/

Проблемы назначения и производства судебной экспертизы

Процессуальные проблемы назначения и производства судебной экспертизы

В ст. 74 УПК РФ закреплено, что заключение и показания эксперта являются одним из видов доказательств по уголовному делу наряду с другими доказательствами. Тем не менее современное досудебное уголовное судопроизводство базируется именно на результатах судебной экспертизы. Например, в целях собирания и проверки имеющихся по уголовному делу доказательств, правильной квалификации совершенного уголовно наказуемого деяния и др. Анализ следственной практики показывает, что почти по каждому уголовному делу, расследуемому как в форме предварительного следствия, так и дознания, назначается судебная экспертиза либо по инициативе следователя (дознавателя), реже — потерпевшего, либо по ходатайству подозреваемого (обвиняемого), их защитника. По 90% уголовных дел, по которым проводилась судебная экспертиза, доказательственная база обвинения лица в совершении преступления основывается главным образом на заключении эксперта. С учетом этого положения, по нашему мнению, и в соответствии с Федеральным законом № 90 от 6 июня 2007 г. срок дознания был продлен до 6 месяцев. Полагаем, что указанная сложившаяся практика не является бесспорной.

Бесспорно, по отдельным категориям уголовных дел в целях установления объективных данных, имеющих значение для уголовного дела, существует необходимость назначения и производства судебной экспертизы. Однако при ее назначении и возможном использовании в дальнейшем результатов судебной экспертизы при раскрытии и расследовании преступлений в досудебном производстве по уголовным делам возникает немало проблем. Остановимся на некоторых из них.

Организация при этом открывает расчетный счет, на который органом предварительного расследования перечисляется оплата за производство судебной экспертизы. Если же в качестве эксперта выступает физическое лицо, то проблемным становится вопрос оплаты его труда, поскольку не у каждого эксперта открыт расчетный счет. Любой правоохранительный орган перечисление денежных средств в установленных законом случаях осуществляет в безналичном порядке.

При обращении следователя (дознавателя) к организации для проведения судебной экспертизы права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, разъясняются лицу, которому руководителем этой организации поручено проводить судебную экспертизу. Правовые вопросы в данном случае также решаются просто.

Читайте так же:  Суд апелляционной инстанции доводами апелляционной жалобы

Следующая проблема назначения и производства судебной экспертизы — низкое качество заключения эксперта, осуществившего фоноскопическую экспертизу. Нередко после возбуждения уголовного дела у следователя возникает необходимость в производстве контроля и записи телефонных переговоров. Полученные записи затем передаются эксперту, в том числе и с целью воспроизведения (в письменной форме) записанного на носителе информации — представления полного содержания записанного текста. На практике складывается ситуация, когда при прослушивании аудиозаписи следователь получает больше информации, чем указывает эксперт в своем заключении. В связи с этим значение такого заключения эксперта как самостоятельного вида доказательства снижается. Кроме того, срок предварительного следствия оказался необоснованно затянутым.

Проблемы возникают и при назначении и производстве трасологической экспертизы. Например, на месте происшествия имеется след, явно оставленный ботинком. Данный факт воспринимается даже неспециалистами — членами следственно-оперативной группы. Эксперт же, например в отдельном районе Рязанской области, заключает, что не может утверждать, что обнаруженный след — отпечаток подошвы ботинка. И такие случаи имеют место в других субъектах РФ. По мнению следователей, в данных ситуациях у экспертов отсутствует желание проводить полноценное исследование с максимально возможным выходом.

Схожим с указанным является и иной случай, когда эксперт по истечении двух месяцев с момента назначения трасологической экспертизы не дает заключение по исследованию следа. В ответ на вопрос следователя «Когда будет готово заключение, ведь уже прошло достаточно много времени — более 2 месяцев?» эксперт предлагает прийти за заключением через неделю. По истечении указанного времени следователь получает заключение: не представилось возможным идентифицировать объект, поскольку след оказался не пригодным для идентификации. По мнению следователей (дознавателей), эксперты недобросовестно относятся к производству экспертизы: плохо ищут следы, делают слепки, их хранят и т. п. Анализ следственной практики показывает, что по 90% назначенных трасологических экспертиз экспертами дается отрицательный ответ. Однако согласно Федеральному закону № 73-Ф3 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» 2001 г. принципами организации судебно-экспертной деятельности выступают независимость, объективность, всесторонность, полнота исследования.

Всесторонность исследования означает, что эксперт при производстве экспертизы должен максимально использовать всю возможную информацию об объекте, учитывать все его признаки. Если эксперту не хватает информации для полноценного исследования объекта, то он имеет право согласно нормам уголовно-процессуального закона обратиться к следователю (дознавателю) за дополнительными данными. В некоторых случаях эксперту для полноты, всесторонности, объективности исследования выявленных признаков необходимо ознакомиться с технологией производства исследуемого объекта и проследить механизм появления случайных признаков в процессе изготовления объекта — насколько они устойчивы при отображении[ref]См.: Майлис Н.П. Моя профессия — судебный эксперт. М.: Щит-М, 2006. С. 28.[/ref]. Однако в современной следственной практике такие обращения и описанные действия эксперта следует рассматривать как исключение из общего правила.

Вероятно, одна из причин сложившегося положения — недостаточное или вообще отсутствие финансирования производства судебной экспертизы. Если для подразделений Следственного комитета при прокуратуре РФ денежные средства и выделяются, хотя и в недостаточном объеме, то в органах внутренних дел, особенно на уровне райотделов, это большая проблема. Обеспечить качество судебной экспертизы и сокращение сроков судебной экспертизы возможно главным образом через выделение в необходимом объеме денежных средств. Но данное предложение, следует полагать, будет реализовано только в том случае, если самостоятельным пунктом государственной программы развития Российского государства станет установка: действенная защита прав и законных интересов пострадавших от преступления.

В данной ситуации выход видится в надлежащей организации взаимодействия заинтересованных служб в производстве судебной экспертизы контрафактной продукции. В частности, РАПО (Российская антипиратская организация) изготовила диск в целях зашиты авторских и смежных прав, который содержит все возможные признаки контрафактности: оригинал маркировки предприятия-изготовителя, образцы голографической защиты и др. РАПО направил этот диск в МВД России в качестве образца для проведения исследования аудиовизуальной продукции с целью его дальнейшего распространения по экспертно-криминалистическим подразделениям органов внутренних дел. Но, по нашим данным, на места копия данного диска пока так и не поступила.

Но парадоксальным является то обстоятельство, что в соответствии с п. 15 Постановления № 15 от 19.06.2006 г. Пленума Верховного суда Российской Федерации «понятие контрафактности экземпляров произведений и (или) фонограмм является юридическим. Поэтому вопрос о контрафакности произведений или фонограмм не может ставиться перед экспертом», а суды между тем требуют соответствующего заключения эксперта, которое практически не возможно получить.

И последнее: при анализе следственной практики все более значимым становится утверждение единых методик при проведении оценочных экспертиз. Например, при оценке недвижимого имущества стоимость его может варьировать от 500 руб. до 2 млн. руб. (при продаже имущества, оценке строящихся объектов и др.). При производстве фоноскопической экспертизы также существуют различные подходы. Например, в Санкт-Петербурге эксперты утверждают, что по цифровой записи невозможно сделать фоноскопическую экспертизу, в Липецке — не видят в этом проблемы.

При производстве оценочных экспертиз нередко используются авторские методики, которые не являются общепризнанными. По одному объекту исследования можно получить принципиально разные заключения. При этом эксперты с большим нежеланием являются (нередко и вообще не являются) к следователю (дознавателю) на допрос для разъяснения данного ими заключения в соответствии с ч. 1 ст. 205 УПК РФ. В целях недопущения указанного и для повышения качества экспертных исследований необходимо сертифицировать используемые экспертами методики.

В заключение отметим, что производство судебной экспертизы в немалом количестве случаев необходимо для всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств совершенного преступления. Актуализация указанных выше проблемных моментов при ее назначении и производстве и их решение позволят более эффективно использовать на стадии предварительного расследования преступления заключение эксперта как самостоятельный, достаточно значимый вид доказательства по уголовному делу.

Автор: О. А. Малышева — профессор академии ФСИН России (г Рязань), канд. юрид. наук, доцент.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://sud-expertiza.ru/library/processualnye-problemy-naznacheniya-i-proizvodstva-sudebnoy-ekspertizy-2/

Проблемы назначения судебной экспертизы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here