Проблемы производства судебной экспертизы

Помощь по теме: "Проблемы производства судебной экспертизы" с полным описанием проблематики и решением. Ели у вас есть вопросы, то обратитесь к дежурному консультанту.

Процессуальные проблемы назначения и производства судебной экспертизы

Процессуальные проблемы назначения и производства судебной экспертизы

Предварительные данные в судебно-медицинской диагностике отравлений наркотическими веществами

Автор: Эксперт · Published 23.05.2013 · Last modified 07.11.2019

80 лет Саратовскому юридическому институту МВД России: опыт и перспективы

Автор: Эксперт · Published 20.06.2013 · Last modified 13.11.2019

Применение многоканального анализатора эмиссионных спектров в судебной экспертизе

Автор: Эксперт · Published 03.07.2013 · Last modified 10.05.2018

Источник: http://sud-expertiza.ru/library/processualnye-problemy-naznacheniya-i-proizvodstva-sudebnoy-ekspertizy/

Проблемы производства судебной экспертизы в присутствии уголовно-процессуальных субъектов

Проблемы производства судебной экспертизы в присутствии уголовно-процессуальных субъектов

Юридическая экспертиза в конституционном процессе

Автор: Эксперт · Published 20.06.2013 · Last modified 07.11.2019

Проблемы профессиональной подготовки экспертов-почерковедов в системе МВД России

Автор: Эксперт · Published 30.05.2013 · Last modified 07.11.2019

Обнаружение следов продуктов горения осветительных ракет

Автор: Эксперт · Published 24.05.2013 · Last modified 15.11.2019

Источник: http://sud-expertiza.ru/library/problemy-proizvodstva-sudebnoy-ekspertizy-v-prisutstvii-ugolovno-processualnyh-subektov/

Основные проблемы назначения и производства судебных экспертиз и пути их преодоления *

Матыцин Михаил Алексеевич, директор по сертификации и аккредитации судебных экспертов и судебно-экспертных организаций НП «Палата судебных экспертов».

В статье речь идет о внедрении механизма сертификации в судебно-экспертную деятельность, контроле качества деятельности судебно-экспертных учреждений, функционирующих на основе единой нормативно-правовой базы, обеспеченной аттестацией (государственных экспертов) и добровольной сертификацией (негосударственных экспертов и лабораторий).

Ключевые слова: судебная экспертиза, судебно-экспертные учреждения, аттестация, сертификация.

The article deals with introduction of the mechanism of certification into forensic-enquiry activities, control of quality of activities of forensic-enquiry institutions functioning on the basis of a single normative-law base ensured by assessment (of state experts) and voluntary certification (of non-state experts and laboratories).

Key words: forensic enquiry, forensic-enquiry institutions, assessment, certification.

Современное состояние и перспективы развития судебной экспертизы отражают в первую очередь потребности следственной и судебной практики, обусловленные в основном характером преступлений или спорами хозяйствующих субъектов, а также уровень профессионализма следователя, суда и степени развития института судебной экспертизы как профессиональной систематической деятельности экспертов. Реализация потенциальных возможностей судебно-экспертных учреждений, судебно-экспертных лабораторий и судебной экспертизы (далее — СЭУ, СЭЛ, СЭ) напрямую зависит от подготовленности судебного эксперта и его опыта, условий работы, уровня научно-методического, информационного и технико-инструментального обеспечения.

Повышение качества судебной экспертизы как одной из основных форм использования специальных знаний в судопроизводстве неразрывно связано с совершенствованием судебно-экспертной деятельности, основанной на принципах законности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица, а также независимости эксперта, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники.

Анализ деятельности судебных экспертов и поиск механизмов реализации единого научно-методического подхода к производству судебных экспертиз показал, что одним из основных организационных моментов, способствующих повышению качества производства судебной экспертизы, является совершенствование организации экспертного производства (аккредитация и сертификация СЭЛ), а также повышение эффективности системы профессиональной подготовки экспертов и специалистов СЭУ (СЭЛ).

Важной особенностью современного судопроизводства является укрепление принципа достоверности экспертных заключений, более пристальное внимание к компетенции судебного эксперта, подтверждение ее соответствия определенной экспертной специальности. Особое внимание при комплексной оценке выводов эксперта уделяется надежности и эффективности использованных им методов и методик производства.

Учитывая то, что судебно-экспертная деятельность не лицензируется в Российской Федерации, государственные экспертные учреждения и негосударственные экспертные организации, заинтересованные в повышении своего статуса, все активнее внедряют новые формы и методы подготовки экспертов, организуют их аттестацию (сертификацию) и выдают квалификационные свидетельства (сертификаты). Кроме того, в различных системах стандартизации утверждаются экспертные методики, разрабатываются и внедряются системы качества. В то же время централизованной работы по вопросам повышения качества в области судебной экспертизы в силу нормативной правовой, организационной и методической сложности до настоящего времени не проводилось.

Как показывает накопленный практический опыт, важное место сегодня отводится проблемам судебно-экспертной деятельности различных правовых систем и взаимодействию всех участников процесса при назначении, производстве экспертизы и использовании полученных результатов (см. рис. 1).

Рис. 1. Субъекты судебного процесса с использованием СЭ и их взаимодействие при ее назначении и производстве

Все производство судебной экспертизы можно условно разделить на три этапа: возникновение потребности в экспертизе и ее назначение; производство судебной экспертизы; исследование и оценка заключения эксперта (в том числе в судебном заседании).

На первом этапе возникает необходимость оказания содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла. Для этих целей суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. Участники судебного процесса вправе представить вопросы, требующие применения специальных знаний. Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом, и выносится определение. В определении также указывается на предупреждение эксперта об уголовной ответственности (административной ответственности по делу об административном правонарушении) за дачу заведомо ложного заключения.

Второй этап начинается с получения определения (постановления) о назначении экспертизы СЭУ, СЭЛ или назначенным экспертом. Если в соответствии с действующим законодательством экспертиза не может по каким-либо причинам производиться в СЭУ, СЭЛ или экспертом, то производство по данному определению (постановлению) прекращается, и ситуация возвращается к первому этапу. При производстве судебной экспертизы второй этап оканчивается составлением заключения эксперта, переданного вместе с материалами дела и объектами исследований органу, назначившему экспертизу.

На третьем этапе происходит оценка экспертного заключения, и судом принимается решение (принять экспертное заключение в качестве доказательства или назначить дополнительную, повторную экспертизу).

При назначении и производстве судебных экспертиз встречаются следующие наиболее распространенные проблемы.

На первом этапе:

  1. суд назначает экспертизу. Ее проведение может быть поручено СЭУ (СЭЛ), конкретному эксперту или нескольким экспертам (одной специальности — комиссионная; разных специальностей — комплексная экспертизы). При этом не всегда учитываются их производственные, научные и методические возможности, с недостаточной информацией отнесения поставленных вопросов к роду (виду) и экспертной специальности, что приводит к нарушениям при производстве судебной экспертизы и искажению полученных выводов;
  2. используются шаблоны предыдущих определений и «проскакивают» названия рода (вида) экспертиз и иные данные, не относящиеся к назначенной экспертизе;
  3. истец (ответчик), минуя суд, обращается напрямую к эксперту.

Для сокращения ошибок на этом этапе НП «Палата судебных экспертов» совместно с членами Палаты проводит видеоконференции для судей. Члены Палаты консультируют по всему спектру вопросов судебно-экспертной деятельности.

На втором этапе:

В целях устранения проблем, возникающих на втором этапе, а также для наиболее эффективной и качественной организации производства судебных экспертиз НП «Палатой судебных экспертов» проводятся курсы повышения квалификации судебных экспертов по судебно-экспертным специальностям (лицензия на право осуществления образовательной деятельности — серия А N 334825, регистрационный N 026647 от 2 марта 2010 г.) с последующей сертификацией в Системе добровольной сертификации негосударственных судебных экспертов (регистрационный N РОСС.RU.И597.04.НЯ00 от 16 октября 2009 г.), а по отдельным видам экспертиз проводится сертификация методов и методик производства судебных экспертиз; судебно-экспертных лабораторий с последующей аккредитацией в рамках Системы добровольной сертификации компетентности негосударственных судебно-экспертных лабораторий (регистрационный N РОСС.RU.И643.04СЭЛ0 от 22 апреля 2010 г.).

Читайте так же:  Кассационная жалоба нарушение норм материального права

На третьем этапе:

  1. в целях затягивания судебного процесса одна из сторон (законный представитель, адвокат) выискивает недостатки (иногда надуманные) в экспертном заключении и настаивает на отмене данной экспертизы и (или) повторной экспертизе;
  2. предпринимаются попытки воздействовать на эксперта и экспертную организацию, где он работает (пишут жалобы, претензии, в большинстве случаев — необоснованные, иногда противоречащие действующему законодательству, ставят под сомнение компетенцию судебного эксперта и его полномочия);
  3. оспариваются судебные экспертизы, принятые судом, не удовлетворившие одну из сторон или обе стороны.

Все отмеченное выше свидетельствует об актуальности решения вопроса о внедрении механизма сертификации в судебно-экспертную деятельность, поскольку только при наличии единых требований к организации и производству судебных экспертиз и квалификационных требований к экспертам соответствующих специальностей во всех экспертных учреждениях, независимо от их ведомственной принадлежности, можно достичь контроля качества деятельности СЭУ, СЭЛ и СЭ, функционирующих на основе единой нормативно-правовой базы, обеспеченной аттестацией (государственных экспертов) и добровольной сертификацией (негосударственных экспертов и СЭЛ). Данная система позволяет эффективно внедрять требования аккредитации по стандарту ИСО/МЭК 17025 по одному или нескольким из экспертных родов (видов) судебной экспертизы в СЭУ (СЭЛ).

Организация деятельности СЭЛ, соответствующих требованиям ГОСТ Р ИСО/МЭК 17025, не только повысит степень их соответствия принципам судебно-экспертной деятельности, обозначенным в законодательстве, но и неизбежно приведет к образованию единой гармонизированной инфраструктуры, открытой для сотрудничества с международными, региональными и национальными организациями, включая экспертные лаборатории различного профиля.

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/71880-osnovnye-problemy-naznacheniya-proizvodstva-sudebnykh-ehkspertiz-puti

Порядок производства и проблемы судебной экспертизы

Порядок производства судебной экспертизы

Присутствие следователя при производстве судебной экспертизы устанавливает ст. 197 УПК Ф.

Главный смысл указанной нормы заключается в том, что она, позволяя следователю лично вникнуть в ход и методику экспертного исследования, дает ему дополнительные возможности для правильной оценки экспертного заключения, что особенно важно, когда исследование носит сложный, подчас уникальный характер.

Присутствие следователя при производстве экспертизы может быть инициировано не только им самим, но и экспертом. Такая инициатива логична в тех случаях, когда при производстве экспертизы присутствует обвиняемый, чьи объяснения и ходатайства имеют существенное значение для экспертных выводов, когда возникает необходимость в новых материалах, добыть которые можно только путем производства следственных действий, когда производство экспертизы связано с опытными действиями, укладывающимися в рамки самостоятельного следственного действия — следственного эксперимента, и т.д.

Организация экспертизы, особенно на первоначальном этапе ее производства, существенно различается в зависимости от того, производится ли она в специализированном государственном учреждении или вне его.

Принципиальное различие выражается прежде всего в том, что при производстве экспертизы в стенах определенного учреждения (как специализированного государственного экспертного учреждения, так и любого другого) тот, кто ее назначает, вступает в правоотношения с руководителем данного учреждения, которому вручаются постановление о назначении экспертизы и материалы, необходимые для исследования. Если же экспертиза производится вне стен учреждения, то все правоотношения складываются напрямую с экспертами.

Подавляющее большинство экспертиз по уголовным делам производится государственными судебными экспертами Минюста РФ и МВД РФ, осуществляющими свою деятельность на основании Закона об экспертизе. Перечень таких экспертиз установлен Приказом Министра юстиции РФ от 14 мая 2003 г. № 114.

Организация и производство судебно-медицинской экспертизы во всех ее разновидностях, в том числе биохимической, генетической, медико-криминалистической и др., детально регламентируются ведомственным нормативным актом, который называется «Порядок организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации».

Заключение эксперта как источник доказательств по уголовному делу — это выводы лица, обладающего специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле, по вопросам, поставленным перед ним дознавателем, следователем или судом (ст. 204 УПК РФ). Специальными признаются познания, которые не относятся к числу общедоступных и массово распространенных, иными словами, такие познания, которыми обладают только специалисты. Сфера таких познаний необъятна: от ядерной физики до кустарного изготовления обуви. Образно говоря, экспертиза — это канал, через который достижения науки, техники, искусства и ремесла внедряются в следственную и судебную практику, обслуживая ее потребности в целях установления истины. По уголовному делу не может быть назначена только одна экспертиза — юридическая. Дознаватель, следователь, прокурор и судьи презюмируются высококлассными специалистами в области права, и перепоручать решение специальных юридических вопросов другим специалистам в данной области они не могут.

Экспертное заключение по уголовному делу является доказательством лишь при условии, что экспертиза назначена управомоченным должностным лицом, в производстве которого находится уголовное дело, или прокурором и произведена на основе правоотношений, основанных на нормах УПК. Экспертиза, имевшая место по инициативе обвиняемого или его защитника, даже если она произведена в государственном экспертном учреждении, доказательством в смысле ст. 204 УПК РФ не является.

Экспертное заключение может быть:

  • а) категорическим (положительным или отрицательным), когда эксперт дает на поставленные вопросы совершенно определенные ответы;
  • б) вероятностным, когда эксперт не может категорически ответить на поставленный вопрос или вопросы, но по совокупности определенных признаков высказывает обоснованное предположение по этому поводу (например, о тождестве сравниваемых объектов, о том, кем выполнена подпись на документе, о поддельности произведения искусства и т.д.);
  • в) констатирующим невозможность решить поставленный вопрос, например, потому, что он выходит за пределы специальных познаний эксперта, или потому, что для этого недостаточно той информации, которую эксперту предоставил орган расследования или суд.

Доказательственное значение имеет только категорическое заключение. Вероятностное экспертное заключение, каким бы интересным оно ни было, не может служить ни обвинительным, ни оправдательным доказательством в силу все того же вытекающего из презумпции невиновности и не знающего никаких исключений правила: приговор (а равно и другие уголовно-процессуальные решения, требующие ответа на вопрос о виновности/невиновности) не может основываться на предположениях, а доказательствами являются не предположения, а фактические данные.

Допрос эксперта производится для: 1) уточнения методики исследования, содержания отдельных терминов и формулировок; 2) получения разъяснений по поводу того, на каком уровне находятся современные достижения в соответствующей области науки, техники, искусства или ремесла; 3) получения дополнительных сведений в отношении специальности или компетентности эксперта; 4) разъяснения причин противоречий между выводами экспертов, производивших комиссионную экспертизу, и т.д.

Основаниями для назначения дополнительной экспертизы (ст. 207 УПК РФ) являются недостаточная ясность или недостаточная полнота экспертного заключения, представленного органу расследования, прокурору, а также новые вопросы, которые это заключение вызвало, при отсутствии сомнений в достоверности самого заключения по существу.

Основаниями для назначения повторной экспертизы являются сомнения в обоснованности заключения эксперта или противоречия в выводах, что, в общем-то, тоже является источником сомнений в обоснованности.

Как дополнительная, так и повторная экспертиза назначается постановлением должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело (дознаватель, следователь, прокурор), в котором приводятся результаты оценки экспертного заключения и вытекающие из этой оценки выводы и властные решения.

Практика показывает, что именно в связи с назначением дополнительных и повторных экспертиз возникает необходимость в том, чтобы они носили комиссионный и (или) комплексный характер.

Источник: http://studwood.ru/1198704/pravo/poryadok_proizvodstva_problemy_sudebnoy_ekspertizy

НЕКОТОРЫЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

канд. юрид. наук, доц. Северо-Кавказского федерального университета,

SOME PROCEDURAL PROBLEMS OF APPOINTMENT OF JUDICIAL EXPERTISE

Читайте так же:  Бесплатная досудебная претензия

Natalia Sarycheva

kand. the faculty of law. associate Professor, North Caucasus Federal University,

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена проблемам назначения судебных экспертиз в уголовном судопроизводстве. Выделяются и анализируются ошибки, возникающие при назначении экспертизы, даются определенные рекомендации по их недопущению или устранению, в целях повышения эффективности предварительного расследования.

ABSTRACT

The article is devoted to the problems of appointment of forensic examinations in criminal proceedings. Identify and analyze the errors that arise in the appointment of the examination, give certain recommendations for their prevention or elimination to improve the effectiveness of the preliminary investigation.

Ключевые слова: судебная экспертиза; специальные знания; следователь.

Keywords: judicial examination; special knowledge; investigator.

Институт судебной экспертизы занимает важное место в уголовном судопроизводстве и является юридической формой использования специальных знаний. Однако, как показывает практика, выявляются некоторые пробелы и противоречия в нормативно-правовых актах, регулирующих вопросы назначения и проведения судебных экспертиз и ошибки, возникающие при производстве по уголовному делу.

В последние годы сохраняется тенденция к увеличению, как назначений, так и производства различных судебных экспертиз и экспертных исследований. При этом возрастает количество проводимых сложных, многообъектных, комплексных судебных экспертиз [1]. Согласно ст. 9 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» [2] судебная экспертиза представляет собой процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Как показывает анализ следственной практики, по большинству уголовных дел, по которым назначалась судебная экспертиза, доказательственная база обвинения основывалась главным образом на заключении эксперта. Было выявлено, что часто экспертиза назначалась по инициативе следователя или дознавателя, редко об этом просил потерпевший или ходатайствовал подозреваемый (обвиняемый), их защитник.

Большой ущерб качественному и своевременному проведению судебных экспертиз наносят проблемы, которые возникают на самом первом их этапе – в процессе назначения. Такие ошибки могут иметь негативные последствия при расследовании уголовного дела.

Как правило, основная масса ошибок, возникающих при назначении экспертизы, не являются прямыми нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Большинство ошибочных действий носят чисто субъективный характер и могут быть объяснены неким комплексом факторов, влияющих на следователя в момент принятия решений о назначении судебной экспертизы.

Самая распространённая проблема в назначении экспертизы – шаблонность подхода к этой процедуре. Каждое дело требует от лица, ведущего расследование индивидуального подхода, и важно, чтобы цели и задачи, которые призвана выполнить экспертиза, разрабатывались отдельно в каждом конкретном случае. Многие же следователи (дознаватели), особенно при обилии на первый взгляд однотипных дел, ограничиваются становлением перед экспертами типового набора вопросов, не принимая во внимание особенности того или иного дела.

Все проблемы при назначении судебной экспертизы возникают в двух областях – либо это проблемы, связанные с неверным определением задач экспертизы и неверно поставленными перед экспертизой вопросами, либо это проблемы, возникающие во время выбора средств для достижения целей экспертизы. Первая категория проблем является самой часто встречающейся на практике.

Чаще всего подобные ошибки допускают либо неопытные или недостаточно квалифицированные следователи или дознаватели, либо те, которые халатно относятся к исполнению своих обязанностей. Они не утруждают себя точной формулировкой вопросов, чем значительно усложняют дальнейшую работу эксперта. В итоге эксперту приходится отвечать на размытые и неверно сформулированные вопросы, или на такие вопросы, которые, не имеют никакой ценности для дальнейшего расследования. Не редко перед экспертизой ставятся такие вопросы, которые выходят за рамки компетенции специалиста-эксперта и происходит это из-за незнания особенностей работы того или иного эксперта. Как правило, большинство подобных проблем могут быть успешно решены, особенно если лица, ведущие расследование уголовных дел не будет пренебрегать предварительной консультацией с экспертом.

В качестве основания для назначения экспертизы многие следователи ограничиваются тем, что приводят собственно фабулу дела. Считаем, этого недостаточно для корректной работы эксперта, и следователь должен обязательно уточнить конкретные основания для необходимости в экспертной оценке, а также детализировать информацию о тех предметах или явлениях, которых непосредственно будет касаться планируемая экспертиза.

Другая категория проблем, связанная с неверным выбором средств, чаще всего выражается в том, что следователь либо представляет не те материалы для экспертной оценки, либо представляет материалы в недостаточном объёме. Сюда же можно отнести и те проблемы, которые возникают при неправильном хранении или передаче материалов эксперту, в частности при нарушении требований к специальной упаковке материалов, имеющих ценность для экспертизы.

Большую роль играет и временной фактор. Следователи, которые откладывают назначение экспертизы по тем или иным причинам, часто не осознают, сколько важных деталей они могут упустить. Кроме того, все проволочки с экспертизой дают время и повод заинтересованным лицам ходатайствовать о смене эксперта либо экспертного учреждения, что зачастую делается только для того, чтобы ещё больше затянуть организацию судебной экспертизы и способствовать упущению важных моментов экспертизы. В целом подобные ситуации значительно снижают качество проводимого расследования и могут привести к неминуемой утрате ценных вещественных доказательств.

Путь решения вышеперечисленных проблем лежит в первую очередь через налаживание сотрудничества следователей (дознавателей) и экспертов. Следователи должны повышать свой уровень знаний о работе экспертов, а в интересах экспертов всячески помогать следователям в их стремлении избежать ошибок в процессе назначения судебной экспертизы.

При исследовании этой проблемы большой интерес представляют вопросы, связанные с назначением и организацией производства комиссионной судебной экспертизы. Такая экспертиза проводится экспертами одной специальности. Когда именно должна назначаться такая судебная экспертиза, к сожалению, законодателем не определяется. Поэтому этот вопрос решается органом или лицом, который ее назначил, или руководителем судебно-экспертного учреждения.

В отдельных комментариях к УПК РФ, ведомственных инструкциях о порядке организации и производства судебных экспертиз и учебных пособиях по вопросам судебной экспертизы указаны различные основания назначения указанной судебной экспертизы. А.С. Червинский предлагает новую редакцию ч.1 ст. 200 УПК РФ: «Комиссионная судебная экспертиза назначается в случаях необходимости производства сложных экспертных исследований или повторных экспертиз и производится не менее чем двумя высококвалифицированными экспертами одной специальности» [3]. Это, по его мнению, позволит уменьшить факты необоснованного назначения комиссионной судебной экспертизы.

Таким образом, вопросы, которые касаются назначения экспертиз при производстве по уголовному делу требуют дальнейшей научной разработки. Комплексное изучение современного института судебной экспертизы, позволит не только сформировать правовую основу судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации, но и повысить эффективность экспертного сопровождения уголовного судопроизводства.

Источник: http://sibac.info/journal/innovation/81/106669

Проблемы практики производства судебных экспертиз

Участие эксперта в уголовном судопроизводстве существенно расширяет возможности правоприменителей по собиранию, проверке и оценке доказательств, законному, обоснованному и справедливому разрешению уголовных дел. По официальным данным, только сотрудники экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел ежегодно проводят около 1,3 млн. экспертиз. Кроме того, за год ими проводится в среднем 1,1 млн. исследований, свыше 2,3 млн. проверок по экспертно-криминалистическим учетам. Они принимают участие почти в 4 млн. следственных действий, в т.ч. в качестве специалистов — в 1,5 млн. осмотрах мест происшествий.

Читайте так же:  Нарушение материальных прав ответчика

Мнение экспертов относительно активности сотрудников правоохранительных органов в части назначения экспертиз претерпело существенные изменения. С 53,6% до 29,1% сократилось число тех, кто уверен, что экспертизы назначаются во всех необходимых случаях. Сторонников крайних точек зрения, согласно которым следователи стараются назначать как можно больше (или меньше) экспертиз, на втором этапе стало примерно поровну — около 20% против 7,2% (вариант ответа «как можно больше») и 11,2% (вариант «как можно реже») на первом этапе.

Свыше 80% экспертов полагает целесообразным законодательное закрепление возможности производства экспертизы до возбуждения уголовного дела. Мотивы такого решения связаны с сугубо экспертным подходом к проблеме — необходимостью снижения непродуктивной нагрузки на экспертов с учетом того, что одно и то же, по сути, исследование проводится дважды на разных этапах судопроизводства.

Опрошенные эксперты чаще всего указывали, что законодательное закрепление возможности производства экспертизы до возбуждения дела, во-первых, нарушает право участников процесса на защиту, а во-вторых, не имеет смысла из-за длительных сроков производства многих видов экспертиз.

Кардинально данную проблему решили в Украине с принятием нового Уголовно-процессуального кодекса, когда стадия возбуждения уголовного дела была упразднена.

Видео (кликните для воспроизведения).

По-прежнему большинство из принявших участие в анкетировании придерживаются мнения о необходимости сохранения права назначения экспертизы как процессуального действия за дознавателем, следователем и судом с предоставлением остальным участникам процесса равных прав при проведении экспертизы, хотя процент сторонников данной точки зрения снизился с 76,6% на первом этапе до 61,5% на втором.

Одновременно возросло с 22,3% до 35,8% число тех, кто готов одобрить внесение изменений в УПК РФ в целях предоставления каждому из участников уголовного судопроизводства, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты, равных прав при назначении экспертизы (т.е. допускает возможность собирания доказательств участниками процесса). Думается, на это повлиял рост числа обращений, поступающих в ГСЭУ от представителей стороны защиты в порядке, предусмотренном ст. 80 УПК РФ. Учитывая совпадение заключений специалиста и эксперта по процессуальному статусу, а зачастую и по форме, эксперты делают справедливый вывод о том, что содержание проводимых ими исследований не меняется в зависимости от того, кто выступает инициатором их производства.

На втором этапе экспертов, уверенных в том, что лица, назначающие экспертизы, особых трудностей при этом не испытывают, стало значительно больше (56% против 33,1% на первом этапе), а указания на затруднения, возникающие при назначении экспертиз у следователей органов ФСБ, пришли к нулю (на первом этапе об этом сообщили 28,1% респондентов). Это не значит, что данная категория должностных лиц полностью справляется со всеми возможными проблемами. Просто они стали реже обращаться в экспертные подразделения МВД и Минюста России.

Из 148 опрошенных на втором этапе 65 человек сочли, что сотрудники правоохранительных органов и судов сталкиваются с определенными трудностями при назначении экспертиз. По мнению опрошенных, сложности чаще всего возникают у следователей органов МВД и мировых судей. Причем процент тех, кто обратил внимание на деятельность мировых судей, снизился вдвое с 49,6% до 24,3% (видимо, институт мировых судей пережил этап своего становления, и профессионализм данной категории должностных лиц повысился). Тех же, кто отметил следователей органов МВД, напротив, стало на 10% больше (возможно, из-за того, что основную массу опрошенных на втором этапе составили сотрудники экспертных подразделений МВД России).

Большинство участников анкетирования (42,8% на первом и 63% на втором этапе) уверены, что проблемы у следователей и судей чаще всего возникают при формулировании вопросов, выносимых на разрешение эксперта. При этом 43% опрошенных на втором этапе указали еще и на сложности, связанные с длительными сроками проведения некоторых видов экспертиз. На первом этапе об этом сообщили только 11,2% респондентов.

Что касается упорядочения сроков производства экспертиз, свыше 80% участников анкетирования и на первом, и на втором этапе высказались за то, чтобы сроки устанавливались руководителем ГСЭУ по согласованию с назначающим экспертизу, либо, наоборот, лицом, назначающим экспертизу, по согласованию с руководителем экспертного учреждения. По обозначенным позициям мнения в обоих случаях разделились почти поровну.

Возросло число экспертов, полагающих, что сотрудники правоохранительных органов и судов лично либо через руководителя экспертного учреждения интересуются их компетентностью при поручении производства экспертизы по конкретному делу: «часто» или «иногда» — на первом этапе так считали 0,7% и 29,9% соответственно, а на втором — уже 8,7% и 32,4% опрошенных. Думается, изменение мнения экспертов связано с активностью стороны защиты, в настоящее время все чаще привлекающей специалистов для оценки заключений экспертов.

На втором этапе перед участниками анкетирования был поставлен дополнительный вопрос, касающийся подготовки экспертов с учетом необходимости повышения их компетентности.

Значительная часть опрошенных (64,2%) придерживается мнения о необходимости наличия у лица, назначаемого экспертом, высшего профессионального образования. Кроме того, большинство из них (41,8% по отношению к общему числу опрошенных) полагает, что все лица, желающие заниматься производством судебных экспертиз, должны проходить аттестацию, для проведения которой целесообразно сформировать постоянно действующие межведомственные комиссии.

Относительно экспертной инициативы свыше 60% экспертов по-прежнему считают, что ее проявление — право, которым они могут пользоваться по своему усмотрению. Однако четверть опрошенных (как на первом, так и на втором этапе) полагают, что эксперт всегда должен указывать обстоятельства, установленные по его инициативе.

Изменилось соотношение мнений экспертов по вопросу о причинах, снижающих эффективность использования экспертизы в ходе расследования уголовных дел. На первом этапе недостаточную осведомленность лиц, назначающих экспертизы, об особенностях производства экспертиз каждого вида и их результативности в целом отметили 42,5%, а недостатки материально-технического обеспечения ГСЭУ — 43,6%. На втором этапе — 51,3% и 14,2% соответственно. Если на первом этапе на недостатки в материально-техническом обеспечении правоохранительных органов, затрудняющие работу по обнаружению, фиксации и изъятию потенциальных объектов экспертного исследования, обратили внимание 21,5% опрошенных, то на втором этапе — всего лишь 6%. Очевидно, что сегодня материально-технические проблемы отступили на второй план. На повестке дня — вопрос о повышении квалификации сотрудников правоохранительных органов и судов в части использования специальных знаний в форме экспертизы.

Что касается целесообразности реорганизации системы ГСЭУ, то за сохранение существующей конструкции, когда в каждом ведомстве есть свои экспертные учреждения, в 1994 — 1995 гг. выступали всего 2% респондентов, в 2003 — 2004 гг. — 12,5%, а в 2011 — 2012 гг. — уже 54,7% опрошенных (в т.ч. 79 из 119 сотрудников экспертных подразделений МВД России, принявших участие в анкетировании).

Примечательно, что и в 1994 — 1995 гг., и в 2011 — 2012 гг., около четверти всех опрошенных оказались приверженцами идеи формирования единой межведомственной экспертной службы, обеспечивающей удовлетворение потребностей участников всех видов судопроизводства в проведении работ по обнаружению, изъятию, фиксации объектов, их предварительному исследованию, производству экспертиз.

Таким образом, нами обобщены итоги анкетирования сотрудников государственных судебно-экспертных учреждений МВД и Минюста России. Полученные результаты позволили выявить ряд актуальных проблем, связанных с производством судебных экспертиз по уголовным делам.

Источник: http://studwood.ru/1198705/pravo/problemy_praktiki_proizvodstva_sudebnyh_ekspertiz

ПРОБЛЕМЫ НАЗНАЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ

Большой ущерб качественному и своевременному проведению судебных экспертиз наносят проблемы, которые возникают на самом первом их этапе – в процессе назначения. Так как назначение производит следователь, именно от его действий зависит многое в дальнейшем проведении судебной экспертизы. Ошибка, допущенная следователем при назначении, может иметь весьма плачевные последствия.

Читайте так же:  Академический отпуск по уходу за ребенком

Основная масса ошибок, возникающих при назначении экспертизы, не являются прямыми нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Большинство ошибочных действий носят чисто субъективный характер и могут быть объяснены неким комплексом факторов, влияющих на следователя в момент принятия решений о назначении судебной экспертизы. По данным некоторых исследований, каждая пятая судебная экспертиза имеет серьёзные проблемы уже на стадии назначения.

Самая распространённая проблема в назначении экспертизы – шаблонность подхода следователя к этой процедуре. Каждое дело требует от следователя индивидуального подхода, и важно, чтобы цели и задачи, которые призвана выполнить экспертиза, разрабатывались отдельно в каждом конкретном случае. Многие же следователи, особенно при обилии на первый взгляд однотипных дел, ограничиваются становлением перед экспертами типового набора вопросов, не принимая во внимание особенности того или иного дела.

Все проблемы при назначении судебной экспертизы возникают в двух областях – либо это проблемы, связанные с неверным определением задач экспертизы и неверно поставленными перед экспертизой вопросами, либо это проблемы, возникающие во время выбора средств для достижения целей экспертизы. Первая категория проблем является самой часто встречающейся на практике.

Чаще всего подобные ошибки допускают либо неопытные или недостаточно квалифицированные следователи, либо те, которые халатно относятся к исполнению своих обязанностей. Они не утруждают себя точной формулировкой вопросов, чем значительно усложняют дальнейшую работу эксперта. В итоге либо эксперту приходится отвечать на размытые и неверно сформулированные вопросы, либо на те вопросы, которые, по сути, не имеют никакой ценности для дальнейшего расследования. Также часто следователи ставят перед экспертизой такие вопросы, которые выходят за рамки компетенции специалиста-эксперта. Чаще всего эта проблема проистекает из элементарного незнания следователями особенностей работы того или иного эксперта. Стоит отметить, что большинство подобных проблем могут быть успешно решены, если следователь не будет пренебрегать предварительной консультацией с экспертом.

В качестве основания для назначения экспертизы многие следователи ограничиваются тем, что приводят собственно фабулу дела. Этого недостаточно для корректной работы эксперта, и следователь должен обязательно уточнить конкретные основания для нужды в экспертной оценке, а также детализировать информацию о тех предметах или явлениях, которых непосредственно будет касаться планируемая экспертиза.

Другая категория проблем, связанная с неверным выбором средств, чаще всего воплощается в том, что следователь либо представляет не те материалы для экспертной оценки, либо представляет материалы в недостаточном объёме. Сюда же можно отнести и те проблемы, которые возникают при неправильном хранении или передаче материалов эксперту, в частности при нарушении требований к специальной упаковке материалов, имеющих ценность для экспертизы.

Большую роль играет и временной фактор – следователи, которые откладывают назначение экспертизы по тем или иным причинам, часто не осознают, сколько важных деталей они могут упустить. Кроме того, все проволочки с экспертизой дают время и повод заинтересованным лицам ходатайствовать о смене эксперта либо экспертного учреждения, что зачастую делается только для того, чтобы ещё больше затянуть организацию экспертизы и способствовать упущению важных моментов экспертизы. В целом подобные ситуации значительно снижают качество проводимого расследования и могут привести к неминуемой утрате ценных вещественных доказательств.

Путь решения вышеперечисленных проблем лежит через налаживание конструктивного и взаимообогащающего сотрудничества следователей и экспертов. Следователи должны повышать свой уровень знаний о работе экспертов, а в интересах последних всячески помогать следователям в их стремлении избежать ошибок в процессе назначения судебной экспертизы.

Дата добавления: 2016-10-07 ; просмотров: 2162 | Нарушение авторских прав


Источник: http://lektsii.org/7-46390.html

Проблемы назначения и производства экспертизы реконструкции событий (ситуационная экспертиза)

КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» министерства здравоохранения Хабаровского края (нач. – к.м.н. А.В. Нестеров), г. Хабаровск

Проблемы назначения и производства экспертизы реконструкции событий (ситуационная экспертиза) / Землянский Д.Ю., Куличкова Д.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 77-83.

библиографическое описание:
Проблемы назначения и производства экспертизы реконструкции событий (ситуационная экспертиза) / Землянский Д.Ю., Куличкова Д.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 77-83.

код для вставки на форум:

В основе нашей статьи лежит явление, которое наблюдается на сегодняшний день в КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» МЗ ХК и судя по всему – в других судебно-медицинских учреждениях РФ. Мы видим лавинообразный рост числа назначения ситуационных экспертиз не только в МКО, но и под разным видом в других отделах и отделениях бюро (рис. 1).

Количество ситуационных экспертиз, выполненных в БСМЭ г. Хабаровска, в сравнении с данными бюро Центрального региона РФ

Рис. 1. Сравнительные данные по бюро Хабаровского края и Ивановской области за период 1997–2017 годы

Значительное количество ситуационных экспертиз, назначенных не только в МКО, но и в других отделах бюро, диктует необходимость методического сопровождения производства такого рода экспертиз. Практика показывает, что наиболее правильно, методологически верно такого рода экспертизы выполняются экспертами МКО, в других отделах методика производства ситуационных экспертиз либо неизвестна, либо в силу особенностей работы не выполняется.

В основе работы судебно-медицинского эксперта лежит установление причинно-следственных связей между причинением повреждений и наступившими последствиями. Этот анализ производится не только путем исследования повреждений на теле потерпевшего, но и путем анализа биологических следов на месте происшествия и вещественных доказательств. По существу, судебный медик – это следопыт, который по обнаруженным следам на теле потерпевшего и месте происшествия восстанавливает события преступления, предлагая следователю судебно-медицинскую экспертную версию криминальной ситуации.

В судебной медицине ситуационные экспертизы стали широко применяться относительно недавно и это связано, на наш взгляд, с фундаментальной работой И.А. Гедыгушева (1999) или с внесением изменений в УПК РФ.

Предмет производства ситуационной экспертизы – элементная реконструкция имевшего место реального события на основе результатов научного исследования его материальных следов (рис. 2).

Рис. 2. Предмет ситуационной экспертизы

Целью производства ситуационной экспертизы является подтверждение или исключение выдвинутых следствием условий происшествия путем экспертной оценки механогенеза телесных повреждений и биологических следов в заданных следствием условиях.

Все выполняемые в нашем бюро ситуационные экспертизы, опираясь на практику, мы разбили на 3 подвида (рис. 3).

Рис. 3. Подвиды ситуационных экспертиз

Первый подвид включает в себя сравнительный экспертный анализ только механогенеза в заданных условиях, без какой-либо оценки или привязки к установленным фактам на месте происшествия, материальным следам, за исключением повреждений на теле человека (потерпевшего). Этих экспертиз наибольшее количество (80 %). Они назначаются и выполняются экспертами не только МКО, но и танатологами, экспертами ОЖЛ. Среди этой массы экспертиз наиболее часто встречаются ошибки как при их назначении, так и при производстве.

Почему их так много:

требование вышестоящих должностных лиц в СУСК и УМВД, требование прокуратуры;

их легко назначить;

отсутствуют требования со стороны эксперта к предоставлению должного количества оформленных должным образом дополнительных материалов;

быстрота выполнения экспертизы, в том числе когда вопросы ситуационного характера выносят в рамках первичного заключения (экспертиза трупа, живого лица).

Второй подвид – сравнительный экспертный анализ всех исходных данных, установленных в ходе расследования, с заданными условиями в конкретно предлагаемой версии. Их 15 % случаев. В этих экспертизах производится анализ всех имеющихся исходных данных, выводы носят, как правило, более категоричный и объективный характер. Эта именно та форма экспертиз, которой она и должна быть. Собственно, при ситуационных экспертизах методика их производства соблюдается наиболее полно.

Читайте так же:  Как оплатить штраф за потерю паспорта

Третий подвид – сравнительный экспертный анализ только по материальным следам. Он составляет 5 % случаев – когда оцениваются только ОМП или только предметы одежды и производится частичная реконструкция.

Анализ постановлений о назначении ситуационных экспертиз и представленных материалов за последние несколько лет даёт нам возможность утверждать, что практически в 50 % случаев производство экспертиз носит бездоказательный характер.

Мы думаем, что это связано с нарастающей частотой формулировки выводов как НПВ. Иногда данная формулировка оправданна. Но, как показывает практика, чаще всего данный вывод указывает на отсутствие достаточности в материалах, представленных для экспертного анализа. Это является самой главной ошибкой, которая систематизированно просматривается при исполнении такого рода экспертиз.

При выполнении ситуационной экспертизы во избежание ошибок следует неукоснительно выполнять требования п. 85.19 приказа, где сказано, что проведение ситуационных экспертиз всегда начинают с изучения материалов следствия и выполненных по делу экспертных исследований, затем, в зависимости от поставленных задач, определяют способы и средства их решения.

Таким образом, эксперту следует получить от следствия или суда подлежащие сопоставлению и экспертной оценке обстоятельства, изложенные с необходимой и достаточной степенью подробности, установить путем изучения фактических данных свойства травмирующего предмета и механизм его травмирующего действия; сопоставить фактические данные и предложенные обстоятельства с учетом силы сопряжения признаков с условиями их образования; установить совпадения и различия; составить выводы на основе полученных данных.

В связи с тем, что этот вид экспертиз является относительно молодым, требования, предъявляемые судебно-медицинским экспертом к назначению ситуационных экспертиз, не всем следователям до конца понятны. Перед производством ситуационной экспертизы должна быть предварительная консультация следователя с экспертом, совместная оценка имеющейся информации по материалам с определением целесообразности проведения экспертизы, прогноз результатов сложившейся следственной ситуации и расследования в целом, установление возможного объема экспертного задания, решение вопроса о необходимости проведения дополнительных следственных действий, формулирование вопросов эксперту (экспертам). Именно отсутствие консультации следователя с экспертом перед назначением ситуационной экспертизы влечет за собой возникновение ошибок как со стороны следователя на этапе сбора информации и назначения экспертизы, так и со стороны экспертов уже при производстве экспертизы.

Ошибки следователя автоматически влекут за собой ошибки экспертов.

Наиболее часто встречающиеся ошибки разделены нами на подгруппы.

Первая подгруппа – это те ошибки, которые исправить в последующем уже невозможно: недостаточная фиксация материальных следов при проведении осмотра места происшествия. Протокол осмотра места происшествия должен подробно отражать достоверное расположение предметов интерьера. Здесь, как правило, проблемы заключаются в отсутствии достаточной фиксации материальных следов как в протоколе, так и при фиксации на фотоаппарат. Упущения в ходе ОМП, не зафиксированные своевременно, восполнить чаще всего не представляется возможным.

Вторая подгруппа – ошибки, которые можно исправить: отсутствие дифференцированного подхода при выборе необходимых материалов; предоставление материалов не заверенных и не прошитых, без упаковки; отсутствие пояснительных надписей на предоставляемых оптических дисках. Ошибка эксперта в том, что экспертиза может быть признана недопустимым доказательством в связи с нарушением положений вышеназванного приказа.

Предоставление в распоряжение эксперта всех материалов уголовного дела с вопросом, при каких обстоятельствах причинены повреждения. Ошибка эксперта в том, что, отвечая по существу, он ставит себя в роль следователя, а это выход за пределы компетенции. Согласно статье 57 УПК («Эксперт») право эксперта знакомиться с материалами уголовного дела ограничено предметом судебной экспертизы. Решение вопроса о том, какие материалы дела относятся к предмету экспертизы, отнесено к компетенции лица, назначившего экспертизу.

Некорректно заданные вопросы. Если эксперт отвечает на некорректно заданные вопросы, то он автоматически выходит за пределы своей компетенции, и это ошибка эксперта!

Следователь не предоставляет достаточные данные о механизме и условиях причинения повреждений, чем наносились удары, направления ударов, количество ударов, места приложения травмирующей силы. При этом эксперт высказывается о возможности причинения повреждений по предложенным обстоятельствам.

Не соблюдаются минимальные требования правил криминалистической фотосъемки.

Следователь использует несбалансированный антропометрический манекен, а эксперт устанавливает области тела и высказывается о возможности причинения повреждений по предложенной версии.

При проведении проверки показаний на месте не зафиксировано начало травмирующего действия, направление удара, его траектория, место приложения травмирующей силы. Ошибка эксперта в том, что в случае недостаточности данных эксперт всё же отвечает на вопрос следствия о возможности причинения повреждений, вторгаясь в сферу априорных догадок.

Таким образом, ситуационная экспертиза рассматривает травмирующую ситуацию как совокупность элементов, где каждый элемент образует единое целое как целостную систему. В этой связи проведение ситуационной экспертизы должно носить целостный характер изучения всей совокупности элементов как системы.

Отсутствие возможности изучения одного из элементов существенно снижает достоверность выводов экспертизы или ведет к невозможности ответа на поставленные вопросы.

Список литературы

Альшевский В.В. Судебно-медицинская экспертиза вреда здоровью в современном уголовном судопроизводстве // Москва: Юрлитинформ, 2004.

Блинникова Е.Б. Использование возможностей судебной ситуационной экспертизы // Вестник Томского государственного педагогического университета, 2012. – № 12.

Бордюгов Л.Г. Системные исследования в ситуалогической экспертизе // Загальнi положення судової експертизи. – 2010.

Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Монография / под ред. проф. Н.П. Яблокова. – Москва; Калининград. ун-т. – Калининград, 1997.

Грановский Г.Л. О понятии, предмете и методике криминалистического ситуационного анализа // Следственная ситуация. – М., 1985.

Гребеньков А.Б., Занин Н.В., Лунева З.М., Теньков А.А. Возможности и пределы компетенции эксперта при проведении медико-криминалистических ситуационных экспертиз живых лиц // Актуальные вопросы теории и практики судебно-медицинской экспертизы. – Красноярск, 2007. – Вып. 5.

Ерофеев С.В., Желтков Д.А., Фокин М.М. Методика проведения судебно-медицинских ситуационных (ситуалогических) исследований (Методические рекомендации) // Тула, 2012.

Исаков В.Д. Теория и методология ситуалогической экспертизы // Санкт-Петербург, 2008.

Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений // Юрид. лит., 1981.

Штоф В.А. Моделирование и философия // Москва: Наука, 1966.

похожие материалы в каталогах

похожие статьи

К вопросу о возможности установления причинения повреждений конкретным субъектом / Казакова Е.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 105.

О проблемах серийных преступлений против личности в судебно-медицинском аспекте / Гедыгушев И.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 22-23.

Принципиальные положения судебно-медицинских экспертиз, связанных с решением ситуационных задач / Гедыгушев И.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 21-22.

Разделение медико-криминалистических ситуационных экспертиз по предметно-объектно-методному основанию / Нагорнов М.Н., Светлаков А.В., Леонова Е.Н., Ломакин Ю.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 163-165.

Визуализация реконструкции криминального события методом 3D-моделирования / Леонова Е.Н., Шакирьянова Ю.П., Леонов С.В., Мосоян А.С., Пиголкин Ю.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №1. — С. 52-54.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.forens-med.ru/book.php?id=5606

Проблемы производства судебной экспертизы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here