Судебно психиатрическая экспертиза сербского

Помощь по теме: "Судебно психиатрическая экспертиза сербского" с полным описанием проблематики и решением. Ели у вас есть вопросы, то обратитесь к дежурному консультанту.

МОЖНО ЛИ ОБЖАЛОВАТЬ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКУЮ ЭКСПЕРТИЗУ, ПРОВЕДЁННУЮ В ИНСТИТУТЕ СЕРБСКОГО?

www.preobrazhenie.ru — Клиника Преображение – анонимные консультации, диагностика и лечение заболеваний высшей нервной деятельности.

  • Если у Вас есть вопросы к консультанту, задайте его через личное сообщение или воспользуйтесь формой «задать вопрос» на страницах нашего сайта.

Так же Вы можете связаться с нами по телефонам:

  • 8 495-632-00-65 Многоканальный
  • 8 800-200-01-09 Звонок по России бесплатный

Ваш вопрос не останется без ответа!

Мы были первыми и остаемся лучшими!

СОЗДАТЬ НОВОЕ СООБЩЕНИЕ.

Но Вы — неавторизованный пользователь.

Если Вы регистрировались ранее, то «залогиньтесь» (форма логина в правой верхней части сайта). Если вы здесь впервые, то зарегистрируйтесь.

Если Вы зарегистрируетесь, то сможете в дальнейшем отслеживать ответы на свои сообщения, продолжать диалог в интересных темах с другими пользователями и консультантами. Помимо этого, регистрация позволит Вам вести приватную переписку с консультантами и другими пользователями сайта.

Источник: http://www.consmed.ru/psihoterapevt/view/967883/

НЕЗАВИСИМАЯ ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Добрый день
Подскажите пожалуйста независимую психиатрическую экспертизу, которую признают суды (территориально нахождение независимой экспертизы Москва, Питер, Приволжский округ)

Только не говорите, что «суд в любом случае назначит судебную психиатрическую экспертизу». Мы уже много документов проанализировали. И в нашем случае назначение судебной экспертизы 50/50. Но нам этого недостаточно, поэтому хотим увеличить свои шансы.

Суд это вообще волокита, а судебная экспертиза это лишний стресс, деньги и время нашего клиента. Сейчас проводим досудебеное разбирательство с пнд. Но нужно к суду тоже подготовится заранее.

www.preobrazhenie.ru — Клиника Преображение – анонимные консультации, диагностика и лечение заболеваний высшей нервной деятельности.

  • Если у Вас есть вопросы к консультанту, задайте его через личное сообщение или воспользуйтесь формой «задать вопрос» на страницах нашего сайта.

Так же Вы можете связаться с нами по телефонам:

  • 8 495-632-00-65 Многоканальный
  • 8 800-200-01-09 Звонок по России бесплатный

Ваш вопрос не останется без ответа!

Мы были первыми и остаемся лучшими!

Формально (по закону о экспертизе) , СПЭ — не может быть зависимой.

Экспертная деятельность осуществляется в строгом соответствии с действующим законодательством. «В соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами. На судебно-экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 — 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 Федерального закона»от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»)

Особенности назначения и проведения судебной экспертизы в рамках судебных процессов регламентируются соответствующими статьями кодексов, а также иными законодательными актами , как например:
— Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»
— Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации
и другие

Есть целая куча частных СПЭ (ИП, ОАО, ООО), имеющих в названии привлекательное слово «НЕЗАВИСИМАЯ» , в том числе ооо npar.ru ,
Но , к сожалению, по моим наблюдениям, они очень ЗАВИСИМЫ от денег заказчиков и готовы написать любые заказные Заключения СПЭ за Ваши деньги. Привлечь их за ложные Заключения можно, но сложно и особо никому и не нужно.

Примет ли Заключение частных СПЭ (ИП, ОАО, ООО) суд — зависит только от субъективного ощущения конкретного Судьи (ГПК РФ Статья 67. Оценка доказательств 1. Суд оценивает доказательства по своему ВНУТРЕННЕМУ убеждению, основанному на «всестороннем, полном, объективном» и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. 2. Никакие доказательства не имеют для. . 5. При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств — по моему опыту представительства в судах , в этой цитате из ГПК , перед каждой точкой — смело можно вставлять слово «ЯКОБЫ«)

По моему мнению, самым НЕкоррумпированным в этом отношении я бы назвал свой
ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России (но его Заключение по запросу суда — не зависит от суммы, которую Вы заплатите и поэтому — может не понравится Вам)

Адрес Центра: 119034, г. Москва, Кропоткинский пер., д. 23

Канцелярия стационарных судебно-психиатрических экспертиз:
Телефон: +7(495) 637-15-41

Канцелярия амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз:
Телефон: +7(495) 637-18-21

Источник: http://www.consmed.ru/psihoterapevt/view/1050912/

Приказано слить психиатров

Из психиатрической больницы вышел Михаил Косенко, который был туда отправлен судом на основании экспертизы Центра им. В.П. Сербского. Теперь под его крышей объединяют три психиатрических учреждения Москвы

Фото: «Новая газета»

  • Из психиатрической больницы вышел Михаил Косенко, который был туда отправлен судом на основании экспертизы Центра им. В.П. Сербского. Теперь под его крышей объединяют три психиатрических учреждения Москвы

    На сайте Минздрава РФ легко найти приказ № 219 от 17.05.2014 «О реорганизации ФГБУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского» ФГБУ «Московский научно-исследовательский институт психиатрии» и ФГБУ «Национальный научный центр наркологии» в форме присоединения второго и третьего учреждения к первому».
    Читайте так же:  Форма заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока

    Уже известно, что из объединения этих учреждений получится крупная корпорация, для которой готово название: «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии» Минздрава России.

    «Психиатрическая общественность была ошеломлена решением слить три психиатрических центра в одно учреждение, — написал в открытом письме министру здравоохранения России Веронике Скворцовой президент Независимой психиатрической ассоциации России Юрий Савенко, — но еще больше — формулировкой приказа «о присоединении Московского НИИ психиатрии и Национального центра наркологии» к Государственному научному центру социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского. В полном смысле слова наметилась перспектива, когда хвост будет крутить собакой, то есть когда субспециальность, обслуживающая злобу дня, сделается доминирующей».

    Дальше события развивались очень четко и дипломатично: министр здравоохранения нашла время для встречи с независимым психиатром, профессором Савенко. Внимательно его выслушала и уже на следующий день приехала вместе со своими коллегами в Московский НИИ психиатрии. На сайте этого института встречу описывают вполне благостно: «…Министр отметила, что ключевым направлением здесь является перевод всех учреждений государственного здравоохранения на одноканальное финансирование, которое должно осуществляться за счет системы медицинского страхования… При таком подходе научные учреждения федерального масштаба могут оказаться в невыгодном положении, поскольку средств для развития научных исследований при этом будет не хватать. В сложившихся условиях министерством было принято решение о создании ряда объединенных научных центров, выведенных за рамки страхового механизма, с целевым финансированием… По словам министра, слияние трех научных учреждений ставит перед собой именно эти задачи и полностью исключает какое-либо административное подчинение, поглощение или сокращение кадров».

    Но Юрию Савенко ситуация благостной не кажется:

    — Если уж так необходимо слияние учреждений, то естественным для успешного развития отечественной психиатрии и ее международной репутации было бы доминирующее положение Московского НИИ психиатрии.

    Директор Московского НИИ психиатрии профессор Валерий Краснов, по моим ощущениям, настроен более мирно. На мой прямой вопрос: «Чем грозит слияние трех разных психиатрических центров в один?» — отвечает увлекательными, но долгими рассказами о каждой из клиник института и о новостях научной психиатрии. Например, сообщает:

    — Есть медико-реабилитационное отделение, которое мы сами прописали в порядок необходимой помощи, оно необходимо нашим больным. У нас 8 клиник, есть детское отделение, которое очень востребовано, больных везут со всей России — из Сибири, с Северного Кавказа, отовсюду. Есть ургенто-судорожная терапия. Есть отделение спектра депрессивных и маниакальных расстройств… Я врач и, в самом худшем случае, останусь врачом, меня административное кресло отягощает. Но я имею определенную репутацию в мире.

    — Но вы говорите о прошлом, разве перестроечные годы не изменили ситуацию?

    — Нет, хотя руководившей в те годы Институтом Сербского Татьяне Дмитриевой пришлось публично каяться. Даже прошедший все пытки принудительного психиатрического лечения от инакомыслия, известный писатель и правозащитник Владимир Буковский был очарован этим покаянием, он в это поверил. Они встретились в 1992 году, и Дмитриева тогда признала, что ведомство, которым она руководит, вело преступную политику карательной психиатрии. Но все это было сказано во внешнем мире, а внутри России звучало с точностью до наоборот. Она заявляла, что все диссиденты, оказавшиеся на Западе, закончили свои жизни в психиатрических больницах. Это — абсолютная ложь.

    — Конечно, у кого-то из диссидентов были психические расстройства, но дело же не в том, что Институт Сербского просто признавал этот факт, — вступает в разговор исполнительный директор Независимой психиатрической ассоциации Любовь Виноградова. — А в том, что на этом основании механически ставились вердикты: «Необходимо принудительное лечение в стационаре». В этом было преступление: людей с какими-то особенностями, и пусть даже с некоторыми расстройствами, объявляли опасными для общества, лечили насильно.

    — Тогда это было общим стилем. Речь идет о масштабах преступления, — говорит Юрий Савенко. — Более миллиона (!) человек было снято с учета с 90-го по 92-й год, накануне принятия закона о психиатрической помощи. Эти люди, целый город людей, могли бы оказаться жертвами полицейской психиатрии. Я предпочитаю этот термин, известный в России еще с царских времен, устойчивому выражению «карательная психиатрия». Центр Сербского — воплощение полицейской психиатрии, этот стиль теперь будут распространять на всю московскую психиатрию — вот в чем дикость. Такое объединение под корень вырубит состязательность учреждений.

    — Но на сайте НИИ приводятся слова министра о том, что «…слияние трех научных учреждений… исключает какое-либо административное подчинение, поглощение…»

    — У многих сложилось ощущение, что встреча министра здравоохранения с коллективом НИИ носила психотерапевтический характер. Она полтора часа рассказывала людям, что никто ничего не потеряет, что все сохранится, но… Это — не гарантия. Мы читаем приказ, в котором черным по белому написано, что два профильных научных учреждения оказываются присоединенными к специальному центру, — объясняет Любовь Виноградова. — Здесь очевидна большая опасность, потому что в Центре Сербского нет не только клиник, там просто по определению иное отношение к людям. У врача и у эксперта принципиально разные установки. Первый лечит, и для этого строит доверительные отношения со своим пациентом. У второго нет цели помочь человеку, он решает экспертные задачи.

    Удобство управления оказывается важнее, чем душевное здоровье людей, а у них теперь не будет выбора. Атмосфера судебной экспертизы, так или иначе, повлияет на все, что происходит в присоединенных лечебных учреждениях. Руководство Центра Сербского на дух не принимает тех, кто критикует их решения. Посмел критиковать — ты враг. Это иллюстрирует недавняя история с осуждением профессора Савенко.

    — Это правда, — подтверждает Юрий Савенко. — Этическую комиссию Российского общества психиатров буквально вынудили «осудить доктора Ю.С. Савенко за дискредитацию отечественной психиатрии». А «дискредитировал» я науку тем, что категорически был не согласен с экспертами Центра Сербского по поводу того, что «узник 6 мая» Михаил Косенко опасен для общества. И что шизотипическое расстройство и шизофрения — это одно и то же. И что человек, добровольно и аккуратно принимавший на протяжении многих лет амбулаторно легкую поддерживающую терапию, подлежит вдруг недобровольному стационарному лечению. Обо всем этом я высказывался в прессе, говорил о том, что за этим стоит монополизация судебной психиатрии в Государственном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского. И что происходящее есть не что иное, как уничтожение нарождавшейся в начале 90-х годов состязательной экспертизы.

    Читайте так же:  Моральный вред родственникам потерпевшего

    — Какое отношение этическая комиссия Российского общества психиатров имеет к Центру Сербского?

    — В постановлении сказано, что поводом для разбирательства моего поведения послужило «заявление главного внештатного психиатра МЗ РФ, директора Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского проф. З.И. Кекелидзе», — объясняет Савенко. — Более того, на сайте Российского общества психиатров несколько месяцев подряд висела статья бывшего сотрудника этого центра Кондратьева под характерным для советской лексики заголовком «Ю. Савенко — хулитель российской психиатрии». Я там, ко всему прочему, объявлен еще и агентом ЦРУ…

    P.S. Пресс-служба Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского сообщила мне, что комментариев по поводу слияния психиатрических учреждений не будет.

    Под текст

    Я думаю сейчас о том, как совпали во времени два события: смерть уникального, талантливого человека Валерии Новодворской, которая в советское безвременье была отправлена в «психушку». О том, как яркие, высокоинтеллектуальные люди выходили оттуда слабоумными, она рассказала в книге «Над пропастью во лжи», и именно сейчас это важно прочитать или перечитать… Потому что именно сейчас, а не в далеких 70-х, в «психушке» провел полгода Михаил Косенко, который совершенно спокойно мог жить дома, получая амбулаторное лечение. И основанием для этого была экспертиза Центра Сербского. К которому присоединяются теперь лечебные и научные учреждения психиатрии Москвы.

    Источник: http://novayagazeta.ru/society/64445.html

    Запись на прием в ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России

    Горячая линия помощи при ЧС. Круглосуточно

    Судебно-психиатрическая экспертиза в уголовном процессе

    В постановлении о назначении судебно-психиатрической экспертизы важно правильно сформулировать экспертное задание с помощью вопросов, подлежащих экспертному разрешению. Ниже предложены формулировки наиболее часто встречающихся в современной следственной практике вопросов, которые ставятся перед экспертами-психиатрами при экспертизе обвиняемого. Представленные вопросы изложены в подготовленном сотрудниками ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России практическом пособии «Подготовка следователем материалов для судебно-психиатрической экспертизы»

    Однородная судебно-психиатрическая экспертиза

    Возможные вопросы в отношении обвиняемого :

    1) Страдал ли обвиняемый во время совершения инкриминируемого ему деяния (деяний) психическим расстройством, которое делало обвиняемого неспособным в тот период осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими? (ч. 1 ст. 21 УК РФ).

    2) Страдал ли обвиняемый во время совершения инкриминируемого ему деяния (деяний) психическим расстройством, которое делало обвиняемого неспособным в тот период в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими? (ч. 1 ст. 22 УК РФ).

    3) Не страдает ли обвиняемый психическим расстройством, которое делает его неспособным ко времени производства по уголовному делу понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения либо к самостоятельному совершению действий, направленных на реализацию процессуальных прав и обязанностей?

    4) Не страдает ли обвиняемый психическим расстройством, которое делает его неспособным ко времени производства по уголовному делу осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими? Когда началось это психическое расстройство и не заболел ли обвиняемый после совершения им преступления в состоянии вменяемости (ч. 1 ст. 81 УК РФ)? Не вышел ли обвиняемый из указанного болезненного состояния и если да, то в какое время?

    5) Связано ли психическое расстройство обвиняемого с возможностью причинения им существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц?

    6) Нуждается ли обвиняемый в применении к нему принудительных мер медицинского характера, и если да, то в каких именно (ч. 2 ст. 21, ч. 2 ст. 22, ч. 1 ст. 81, ч. 1 и 2 ст. 97 и ст. 99 УК РФ)?

    7) Если обвиняемый страдает психическим расстройством, при котором сохраняется способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, то не относится ли данное психическое расстройство к категории психических недостатков, препятствующих самостоятельному осуществлению права на защиту?

    Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза

    Возможные вопросы в отношении обвиняемого:

    1) Находился ли обвиняемый в момент совершения инкриминируемого ему деяния в состоянии аффекта?

    2) Каковы индивидуально-психологические особенности обвиняемого? Оказали ли они существенное влияние на его поведение во время совершения инкриминируемого ему деяния?

    3) Находилась ли обвиняемая во время совершения инкриминируемого ей деяния в состоянии повышенной эмоциональной напряженности, вызванной психотравмирующей ситуацией?

    4) Имеется ли у несовершеннолетнего отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством? При наличии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, можно ли заключить, что во время совершения общественно опасного деяния он не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими?

    Комплексная судебная сексолого-психиатрическая экспертиза

    Возможные вопросы в отношении обвиняемого:

    1) Имеются ли у обвиняемого признаки каких-либо аномалий сексуальности (в том числе расстройств сексуального влечения), которые оказали влияние на его поведение в (такой-то) ситуации? Если таковые имеются, то в какой степени их влияние на поведение было выражено, носят ли они болезненный, патологический характер и лишали ли они обвиняемого возможности осознавать фактический характер и значение своих действий либо руководить ими во время совершения инкриминируемого ему деяния?

    Читайте так же:  Сроки восстановления малоберцового нерва

    2) Нуждается ли обвиняемый в применении к нему принудительных мер медицинского характера с учетом возможной патологии сексуальной сферы и связанной с данными расстройствами его общественной опасностью?

    3) Имеются ли у обвиняемого какие-либо болезненные расстройства сексуальной (или психической) сферы, препятствующие совершению им полового акта?

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Источник: http://serbsky.ru/patsientam/sudebno-psihiatricheskaja-jekspertiza/sudebno-psihiatricheskaya-jekspertiza-v-ugolovnom-processe/

    Орган карательной психиатрии на Пречистенке: Институт имени Сербского

    В самом конце XIX века в Хамовниках открыли специальную больницу для содержания душевнобольных арестантов. С 1922 года и до сих пор она называется Институт судебно-психиатрической экспертизы имени Сербского. В сталинские годы институт превратился в орган политических репрессий и занимался карательной психиатрией. Позже именно здесь диссидентам ставили диагноз «вялотекущая шизофрения». Арен Ванян из Международного Мемориала рассказывает историю Института имени Сербского.

    Серия материалов о сталинском терроре в Хамовниках подготовлена в рамках проекта «Это прямо здесь» Международного Мемориала

    Приемный покой для душевнобольных

    В августе 1899 года во дворе Пречистенского полицейского дома открылся Центральный полицейский приемный покой для душевнобольных: специальное учреждение для психиатрической экспертизы и содержания душевнобольных арестантов.

    В учреждении работали психологические лаборатории, читались лекции и проводились практические занятия для студентов Московского университета. Медицинский персонал состоял из заведующего, старшего ординатора, трех врачей и больничной прислуги. Значительные пособия на содержание учреждения выделялись Дамским благотворительным обществом.

    Центральный приемный покой для душевнобольных. 1913. Вид со Штатного (Кропоткинского) переулка. В советское время над старым корпусом будет надстроен еще один этаж. Фото: Альбом зданий, принадлежащих Московскому городскому общественному управлению. М., 1913

    После революции учреждение несколько лет работало как обычная городская психиатрическая больница.

    Штат увеличился с 24 до 87 человек, но ухудшились бытовые условия и выросла смертность: за первый квартал 1920 года из 179 человек 20 умерло от туберкулеза и истощения.

    Экспериментальное научное учреждение

    В 1919–1921 годах советские психиатры инициировали дискуссии о внедрении психиатрической экспертизы в тюрьмах.

    Политически надежным врачам-психиатрам разрешили вести в тюрьмах амбулаторный прием, осматривать заключенных, отбирать тех из них, у кого обнаружены признаки психических болезней, и направлять в специальные психиатрические отделения при тюремных больницах.

    В 1921 году подобным психиатрическим отделением стала Пречистенская психиатрическая лечебница. В 1922 году ее переименовали в Институт судебно-психиатрической экспертизы. С этого года и по сегодняшний день учреждение носит имя российского психиатра Владимира Петровича Сербского (1858–1917) — одного из основоположников судебной психиатрии в России.

    Вла­ди­мир Сербский (1858–1917) — российский пси­хи­атр. С 1900 заведующий ка­фед­рой пси­хи­ат­рии Московского университета. Раз­ра­бо­тал основные по­ло­же­ния и прин­ци­пы су­деб­ной пси­хо­па­то­ло­гии.

    Институт имени Сербского на Пречистенке принимал всех арестованных больных, направленных судебно-следственными органами Москвы, Московской губернии и губерний, не имевших специальных больниц. Профессиональные врачи руководили лечебной частью деятельности института, а административная часть подчинялась Главному управлению мест заключения ОГПУ.

    К концу 1925 года административный штат института состоял из 25 служащих, в том числе 16 младших надзирателей, 3 старших надзирателей, старшины команды, конторщицы, делопроизводителя, помощника начальника, музыканта и курьера.

    При институте действовал музей «с произведениями душевнобольных преступников, орудиями для нападения и самоубийства» и прочими экспонатами.

    Орган политических репрессий

    В сталинские годы административные полномочия института значительно расширились: учреждение получило всесоюзный статус вместо городского. Но одновременно резко ограничили научную свободу сотрудников, а само заведение стало закрытым от общественности и других медицинских учреждений, чего не было в 1920-е годы. Научно-исследовательский институт, который занимался проблемами современной судебной психиатрии, превращался в исполнительный орган для политических репрессий.

    Цецилия Фейнбергдиректор института с 1930 по 1950 год. Фото: Википедия

    В 1938 году в Институте имени Сербского появилось специальное отделение для арестантов, которые проходили по политической 58-й статье: «контрреволюционная деятельность», «антисоветская агитация», «антисоветское настроение», «профашистские взгляды» и иные распространенные политические обвинения конца 1930-х — начала 1940-х годов.

    В этом отделении проходила судебно-психиатрическая экспертиза арестованных. После экспертизы составлялся акт с перечислением присутствовавших, содержанием обвинения, историей болезни арестованного, его текущим самочувствием, диагнозом (как правило, шизофрения) и заключением (принудительное лечение).

    На основе экспертизы следователи составляли постановление о невменяемости обвиняемого, а затем дело передавалось на рассмотрение суда. Суд окончательно утверждал принудительное лечение в психиатрической больнице.

    После этого арестованного забирали из тюрьмы, в которой он находился во время следствия, и перенаправляли в психиатрическую больницу — без определенного срока пребывания, без вообще какого-либо понимания, что его ожидает и какое лечение ему предстоит.

    Самой известной из них была Казанская тюремная психиатрическая больница.

    Акт судебно-психиатрической экспертизы Института имени Сербского тех лет. Во время экспертизы присутствовали не только психиатры, но и следователь, поскольку арестованный обвинялся по политической 58 статье (конкретно в этом случае«в проведении антисоветской агитации»). Обвиняемому определили диагноз шизофрения и принудительное лечение в психиатрической больнице. Фото: архив общества «Мемориал«

    В тюремных психиатрических больницах заключенных помещали в камеры со строгим режимом. Вентиляций в камерах не было. Качество пищи было отвратительным. Лечение состояло в основном из электрошоковой терапии и даже «камзола» (смирительной рубашки). В сталинское время известными пациентами Института имени Сербского и заключенными Казанской тюремной психиатрической больницы были Александр Гойхбарг (1947–1955) и Порфирий Иванов (1951–1953).

    Центр психиатрической экспертизы диссидентов

    Смерть Сталина, осуждение культа личности и массовых репрессий не прекратили практику карательной психиатрии против политических заключенных.

    Более того, в 1960-е принудительное психиатрическое лечение снова стало частой формой подавления инакомыслия. Никите Хрущеву, инициатору многообещающего ХХ-го съезда, приписывают знаменитую фразу: «Против социализма может выступать только сумасшедший».

    Большинство советских диссидентов с 1960-х по 1980-е годы направляли на психиатрическую экспертизу в Институт имени Сербского. Первый известный пациент института — генерал-майор Петр Григоренко, публично критиковавший партию. В 1964 году его признали невменяемым и отправили в Ленинградскую специальную психиатрическую больницу.

    Читайте так же:  Статья 146 нарушение авторских и смежных прав

    Под надзором комиссии из Института имени Сербского также проходили психиатрическую экспертизу участники участники «Демонстрации семерых» — знаменитой акции советских диссидентов на Красной площади против ввода советских войск в Чехословакию в августе 1968 года.

    Институт Сербского. Маленькая палата Четвертого отделения — второе окно слева на втором этаже, 1984 год© В. Давыдов Фото

    Диссидентам, обследованным в Институте имени Сербского, выставлялся диагноз «вялотекущая шизофрения» — особая разновидность шизофрении, протекающей в мягкой форме.

    Этот диагноз был распространен в судебной психиатрии социалистических стран. Ответственность за его внедрение и частое использование несли печально знаменитые советские психиатры: Андрей Снежневский (директор Института психиатрии АМН СССР с 1962 по 1987 год) и Даниил Лунц (заведующий 4-м отделением Института имени Сербского, куда направлялись политические заключенные). Они лично руководили судебно-психиатрическими экспертизами и подписывали решения о невменяемости многих советских диссидентов: Петра Григоренко, Жореса Медведева, Владимира Буковского и других.

    Даниил Лунц (1912-1977) читает лекцию офицерам МГБ, 1940-е годы. Фото: http://psyandneuro.ru/rubriki/istorija-psihiatrii/vjalotekushhie-repressii/

    Наши дни

    Система советской карательной психиатрии была ликвидирована только в 1988 году. Из Уголовного кодекса РСФСР изъяли статьи 70 и 190, по которым антисоветская пропаганда и клевета на советский строй рассматривались как социально опасная деятельность. Началось массовое снятие с психиатрического учета сотен тысяч людей. Специальные психиатрические больницы перешли в ведение Минздрава, многие были уничтожены.

    В начале 1990-х годов директор Центра имени Сербского Татьяна Дмитриева публично извинилась за использование психиатрии в политических репрессиях в Советском Союзе.

    В палатах центра, где раньше содержались политзаключенные и диссиденты, теперь находились люди, страдающие алкогольной или наркотической зависимостями.

    НИИ судебной психиатрии имени В.П. Сербского в конце 1970-х. Архив общества «Мемориал»

    Но сегодня Центр имени Сербского снова обретает печальную советскую славу. Полковник Юрий Буданов, обвиненный в похищении, изнасиловании и убийстве 18-летней чеченской девушки, в 2002 году был признан экспертизой центра имени Сербского невменяемым в момент совершения преступления. Решение было принято по очевидным политическим мотивам, и на его основании суд мог освободить полковника из-под стражи.

    Экспертизу по Буданову возглавляла Тамара Печерникова, которая ранее, в советское время, в течение двух десятков лет делала экспертизы советских диссидентов, в том числе — участников «Демонстрации семерых».

    Кроме того, комиссией центра был признан невменяемым участник «болотного дела» Михаил Косенко. В 2013 году на основании экспертизы его перевели в психиатрическую больницу на принудительное стационарное лечение.

    Более подробную информацию, как работала Пречистенская тюремная больница в дореволюционные и в первые советские годы, можно найти на сайте «Это прямо здесь«.

    Автор: Арен Ванян, Международный Мемориал

    Другие материалы:

    Орган карательной психиатрии на Пречистенке: Институт имени Сербского: 5 комментариев

    Кстати в решениях Совета депутатов начиная с Очередного заседание Совета депутатов от 20 июня 2019 года, появился интересный раздел, который называется — «Разное». И в этом разделе указывается только наименование решения Совета, а сам текст решения не приводится. И это очень правильно и своевременно, потому что содержание этих решений может вызывать вопросы не только у юристов, но и у специалистов других профессий, а не публикуя содержание можно обсуждать любые вопросы и принимать самые смелые решения не привлекая к ним внимания.
    Вот например 17 октября 2019 г. в раздел «Разное» попало Решение:
    «О рассмотрении жалобы жителей Комсомольский 38/16 и 3-я Фрунзенская 18 на действия депутата Алифанова А.В.» (Вопрос внесен депутатом Алифановым А.В.)Протокольное решение.
    «В наше время даже порядочный человек — если, конечно, он этого не афиширует, — может приобрести хорошую репутацию».
    (Карл Краус (нем. Karl Kraus, 28 апреля 1874, Йичин, тогда Австро-Венгрия, ныне Чехия — 12 июня 1936, Вена, Австрия) — австрийский писатель)

    Во-первых, преступники тоде бывают сумасшедшими. Так что появление института им. Сербского закономерно.
    Во-вторых, такие деятели, как Синявский, или педофмл Буковский, или пресеоаамятная Валерия Ильинична — вполне законные пациенты. В том смысле, что реально психически ненормальные люди. То, что они оказались и диссидентами — это просто так совпало. Не будь Новодворская так открыто антисоветски настроена — так и померла бы в палате для безнадежных шизофреников.

    Источник: http://moh.moscow/karateli/

    Запись на прием в ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России

    Горячая линия помощи при ЧС. Круглосуточно

    Контакты

    Полное наименование: Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Министерства здравоохранения Российской Федерации

    Краткое наименование: ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России

    Адрес Центра: 119034, г. Москва, Кропоткинский пер., д. 23

    Канцелярия стационарных судебно-психиатрических экспертиз:
    Телефон: +7(495) 637-15-41

    Канцелярия амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз:
    Телефон: +7(495) 637-18-21

    Горячая линия отделения психолого-психиатрической помощи при ЧС:
    Телефон: +7(495) 637-70-70

    Отделение организационно-методической работы и телемедицинских консультаций

    Руководитель отделения: Клименко Татьяна Валентиновна
    Тел.: +7(499) 241-06-03

    Режим работы бюро пропусков:
    Будни 9:30-16:30

    График работы:
    Пн.-Пт. — 9:30-18:00
    Сб., Вс. — Выходные дни

    СХЕМА ПРОЕЗДА (Административные корпуса и Клиника)

    Адрес Консультативно-диагностического отделения (КДО): 119034, г. Москва, Кропоткинский пер., д. 25, стр.2

    Телефон: +7(495) 637-21-20 (запись с 9:30 до 22:00 по будням)

    График работы:
    Пн.-Пт. — 9:30-22:00
    Сб., Вс. — Выходные дни

    СХЕМА ПРОЕЗДА (Консультативно-диагностическое отделение)

    НАШИ ФИЛИАЛЫ:

    Национальный научный центр наркологии — филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Минздрава России

    Адрес Центра наркологии: 119002, г. Москва, Малый Могильцевский пер., д. 3
    Телефон: +7(499) 241-06-03
    Факс: +7(499) 241 99-61

    Адрес клиники Центра наркологии: 109559, г. Москва, ул. Ставропольская, д. 27, стр. 7
    Телефоны:
    +7(495) 358-07-98 (секретарь)
    +7(495) 358-41-38 (приемное отделение)
    +7(985) 100-4-333 (дежурный врач круглосуточно)

    Читайте так же:  Долг у приставов выезд за границу

    Московский научно-исследовательский институт психиатрии — филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Минздрава России

    Адрес Института психиатрии: 107076, г. Москва, ул. Потешная, д. 3, к. 10
    Телефоны:
    +7(495) 963-71-12
    +7(495) 963-71-25 (регистратура)
    +7(495) 748-14-52

    Источник: http://serbsky.ru/kontakty/

    Запись на прием в ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России

    Горячая линия помощи при ЧС. Круглосуточно

    Отдел судебно-психиатрической экспертизы в уголовном процессе

    Отдел судебно-психиатрической экспертизы в уголовном процессе создан на основании решения Ученого совета Центра (протокол № 4 от 04.04.03 г.) и Приказа директора Центра № 48-рук от 09.04.03 г. и № 60а-рук от 08.05.03 г.

    Руководитель Отдела – доктор медицинских наук, профессор Андрей Анатольевич Ткаченко.

    В 1985 г. А.А. Ткаченко окончил 2-ой Московский медицинский институт им. Н.И. Пирогова, в 1989 г. – аспирантуру по психиатрии. С 1985 г. работает в ГНЦ ССП им. В.П. Сербского, с 1994 г. – руководитель Лаборатории судебной сексологии, а с 2004 г. также исполнял обязанности руководителя Отдела судебно-психиатрических экспертиз (Отдел) в уголовном процессе. В 1994 г. защитил докторскую диссертацию, в 2000 г. ему присвоено звание профессора.

    Является профессором кафедры социальной и судебной психиатрии ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова».

    А.А. Ткаченко является одним из основателей нового вида экспертиз (сексолого-психиатрических). Научно-практическая деятельность А.А. Ткаченко связана с исследованиями теоретических и методологических аспектов судебно-психиатрических экспертиз, судебно-психиатрической оценки юридически релевантных психических расстройств, их клинико-патогенетических и психопатологических механизмов.

    Является автором более 370 научных работ, включая более десяти монографий, руководство и учебник по судебной психиатрии, руководство по судебной сексологии. Под его научным руководством защищены 14 кандидатских и 4 докторских диссертаций, еще 2 кандидатские диссертации – при его научном консультировании.

    А.А. Ткаченко является сопредседателем Проблемного совета по судебной психиатрии, членом ученого и диссертационного советов Центра, заместителем председателя Редакционного совета Центра, входит в состав редакционной коллегии «Российского психиатрического журнала».

    Отдел с учетом специфики входящих в него научных подразделений планирует и осуществляет исследования по теоретическим и методологическим проблемам судебно-психиатрических исследований в рамках уголовного судопроизводства.

    Отдел функционирует как комплексная система нескольких научных подразделений, осуществляющих исследования в области судебно-психиатрической экспертизы (СПЭ) в уголовном процессе.

    В состав Отдела входят:

    • отделение эндогенных психозов,
    • отделение экзогенных психических расстройств,
    • отделение психогений и расстройств личности,
    • лаборатория клинической нейрофизиологии,
    • лаборатория судебной сексологии.

    Основные направления деятельности отдела судебно-психиатрической экспертизы в уголовном процессе:

    1. Научные исследования и разработка теоретических, методологических и организационных основ в области судебно-психиатрической и комплексной психолого-психиатрической экспертизы в уголовном процессе.

    2. Выявление клинико-патогенетических механизмов формирования и динамики уголовно-релевантных психических расстройств.

    3. Разработка клинико-психологических критериев при следующих юридически значимых ситуациях:

    а) Определение психического состояния подозреваемого и обвиняемого и решение вопросов об их способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими во время совершения общественно опасного деяния.

    б) Определение психического состояния подозреваемого и обвиняемого и решение вопросов об их способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими во время совершения преступления.

    в) Определение способности подозреваемого и обвиняемого по своему психическому состоянию понимать характер и значение судопроизводства, своего процессуального положения, самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.

    г) Определение тяжести вреда, причиненного преступлением здоровью потерпевшего, в случаях, когда указанный вред здоровью выражается психическим расстройством.

    д) Определение психического состояния потерпевшего, обвиняемого, а также свидетеля и решение вопроса об их способности по состоянию психического здоровья правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания.

    е) Определение наличия или отсутствия психических расстройств, обусловливающих беспомощное состояние потерпевшего.

    При постановке научных задач могут решаться также иные вопросы, для ответа на которые требуются психиатрические знания в ходе производства СПЭ.

    4. Разработка основных положений и принципов СПЭ в уголовном процессе с учетом введения новых правовых норм (УК, УПК, Закон о государственной экспертной деятельности в Российской Федерации и др.).

    5. Разработка принципов проведения комплексных психиатрических экспертиз.

    Совместно с Проблемным советом по судебной психиатрии Отдел организует проведение научно-практических конференций и клинический анализ наиболее сложных экспертных наблюдений.

    Отдел участвует в научном анализе судебно-психиатрической экспертной деятельности Центра: опыт применения в судебно-психиатрической практике новых законодательных норм, особенности экспертных решений при отдельных формах психической патологии, динамика судебно-психиатрических экспертных оценок.

    Отдел проводит обобщение опыта работы судебно-психиатрических экспертных отделений Центра и подготавливает практические рекомендации по проведению экспертизы.

    Отдел принимает участие в разработке стандартов судебно-психиатрической экспертной деятельности.

    Отдел организует проведение рабочих совещаний (семинаров) по вопросам оптимизации СПЭ в Центре.

    Отдел участвует во внедрении в практику результатов научных исследований по проблемам СПЭ, подготавливает к изданию методические материалы по организации и проведению СПЭ, критериям экспертной оценки отдельных психических расстройств и проч.

    Отдел принимает участие в подготовке инструкций по проведению СПЭ и разработке нормативно-правовых актов по деятельности СПЭУ в Российской Федерации.

    Отдел принимает участие в разработке программ обучения судебно-психиатрических экспертов, среднего медицинского персонала экспертных учреждений, а также принципов сертификации и аттестации (аккредитации) врачей судебно-психиатрических экспертов.

    Отдел внедряет разработанные программы обучения и оказывает научно-методическую и практическую помощь аспирантам, младшим научным сотрудникам.

    Сотрудники Отдела осуществляют научное руководство работой аспирантов, соискателей.

    Отдел участвует в подготовке к проведению съездов, конференций и научно-методических семинаров по СПЭ в Центре и на местах.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Источник: http://serbsky.ru/nauchno-issledovatelskie-podrazdelenija/otdel-sudebno-psihiatricheskoj-jekspertizy-v-ugolovnom-processe/

    Судебно психиатрическая экспертиза сербского
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here